$ 66.35 € 75.38 14 Декабрь 2018, 08:15

«Китайские мемуары» Сергея Далина

13.04.2018, 10:48
Вокзал в Харбине, первая половина XX века.
Фото: Google Images

Сразу надо сказать: нет и не может быть единого мнения об этой организации, очень массовой, через неё за всё время прошли миллионы молодых людей. Было и немало карьеристов, начинавших в комсомоле путь наверх. Но в основном были ребята чистые, отдававшие за идею души и жизни.

 

Живая история

Много лет назад, прилетев в столицу за большим интервью для оренбургского радио, на котором тогда работал, я встре­чался с деятелем Коминтерна – Коммунистического интерна­ционала, разведчиком-диплома­том, экономистом, историком Сергеем Далиным.

Сергей Алексеевич был оче­видцем и активным участником больших событий. Он встре­чался и с простыми китайца­ми – крестьянами, рабочими, воинами, и с руководителями государства. Но о нём у нас было известно мало, и, помню, по наивности спросил:

– Когда вы работали в Китае, наверное, видели самого Мао Цзэдуна?

– Видел? Да я его по пору­чению Коминтерна из партии пробовал исключить за правый уклон.

Помню первое впечат­ление о Мао: самоуверенный, высокий, полный, розовощёкий молодой человек в шёлковом светло-сером халате. Уже тогда были ясны его народнические идеи особого пути Китая к коммунизму, которые принесли стране так много бед. У меня сохранилось письмо товарищу по Коминтерну: «Ты услышишь здесь от секретаря ЦК Мао та­кие вещи, что у тебя волосы дыбом встанут».

Он, Мао Цзэдун, был человеком злопамятным, и потом, когда стал «Великим кормчим», с почти импера­торскими полномочиями и почестями, ни разу ни на один праздничный приём в Москве в посольстве Китай­ской Народной Ре­спублики меня не приглашали, хотя приглашали даже машинисток, ра­ботавших в Китае.

Сергей Далин сыграл немалую роль в междуна­родном коммуни­стическом дви­жении. И прожил долгую жизнь, полную драмати­ческих поворотов. А о своём главном деле жизни – рабо­те в Китае – Далин рассказал в книге «Китайские мемуары».

 

Оренбург

Но до этого в его судьбе был Оренбург. Приехавший сюда Сер­гей Далин, которому ещё и 20 не исполнилось, – первый редактор оренбургской газеты «Красная молодёжь». И получил от комсо­мола особое задание – работать с казахской молодёжью.

К сожалению, не всё пом­нится сейчас из того, что рас­сказывал Далин о своей работе в этот период. Помнится, что Сергей попал в Оренбург в 1920 году, только что отошедший от кровавой Гражданской войны, когда он переходил из рук в руки несколько раз. Пыльный и жаркий город над Уралом был небольшой: исторический центр и предместья Форштадт, Аренда, Новостройка, Голуби­ная слободка.

Центральная власть реши­ла, что необходимо срочно от­лаживать межнациональные отношения в крае. Казахи тогда назывались киргизами или киргиз-кайсаками, и республи­ка, которую задумали создать с центром в Оренбурге, декретом Советского правительства на­звали Киргизской Автономной Советской Социалистической Республикой в составе РСФСР.

В новую республику вошли земли южной части Оренбургской губернии, а также Уральской, Тургайской и Семипалатинской областей, северной части Зака­спийской области и Букеевской губернии.

Секретарь Кирбюро ЦК РКСМ в Оренбурге Сергей Далин ездил по казахским кочевьям. Его интересовал быт этих степ­няков, верования, обычаи. Он был очень тронут их гостепри­имством и простотой нравов. В каждом, даже самом бедном, доме степного кочевника гостя ждал бешбармак.

Он, убеж­дённый комсомолец, как мог проповедовал, что только советская власть может дать им хорошую жизнь. Надо отдавать детей учить­ся грамоте. Самим избирать в Советы самых достойных.

И вообще чувствовать себя полноправными гражданами новой советской России, хва­тит быть робкими и привыкшими к бес­правию! А молодёжи надо вступать в комсо­мол, за ней – будущее.

Нелегко было и из­давать молодёжную газету. Типографская база в Оренбурге име­лась, до революции выходило несколько газет. Но не хватало бумаги, пусть и толстой, рыхлой. И, конечно, какие были журналисты из горячих, но не­умелых первых комсомольцев! Но – делали газету с удоволь­ствием.

 

Китай и ГУЛАГ

После Оренбурга совсем молодого Сергея Далина по­слали в Китай представителем Коминтерна и КИМа – Комму­нистического интернационала молодёжи. Китайская компар­тия и китайский комсомол тогда находились на нелегальном по­ложении.

Пробираться и пере­мещаться по громадной стране бывало делом рискованным. Фальшивые удостоверения, кон­спирация, угроза провалов и ги­бели.

И ещё труднее разобраться в восточных хитросплетениях китайской жизни, где партия Го­миньдан соперничала, а потом и воевала с компартией, где была слаба центральная власть и сильны влияния местных феода­лов, Японии, Англии, Америки, где Коминтерн и советские воен­ные и политические советники старались взять все события под свой контроль.

На реке Янцзы, пер. пол. XX века

Казнь политического противника в Китае, пер. пол. XX века

Надо было учитывать пере­житки Средневековья и ро­дового строя в Китае. Первые рабочие организации строились по типу средневековых гиль­дий, куда входил в том числе и владелец предприятия. Далин описывает такую историю. В одной гильдии решили перейти в новосозданный рабочий союз. На общем собрании все выступали за, но вдруг встал один старик и заявил:

– А как же быть с гильдей­ским богом-покровителем, храм которому содержится на деньги гильдии?

Разразились ожесточённые споры, пока кто-то не высказал идею выписать богу партбилет, чтобы он вступил в рабочий союз первым номером.

Помнится впечатление от внешности Сергея Алексеевича, когда он встретил на пороге сво­ей московской квартиры. Мас­сивный, с красиво посаженной крупной головой и резкими чер­тами лица. За стёклами очков в золотой оправе умные усталые глаза видавшего виды человека. Но зубы слишком белые и ров­ные, чтобы быть природными. Такие часто вставляют взамен выбитых или утраченных при цинге.

Вернувшись в Москву после работы в Китае, Далин стал учёным. Защитил кандидатскую диссертацию. Но докторскую за­щитить не успел: в 1936 году был арестован. Китайский шпион.

20 лет лагерей на северах. Реа­билитирован в 1955 году, к его счастью, не посмертно. Осво­бождён в 1956-м. Стал доктором экономических наук, занимался экономикой США, писал книги, читал лекции. Дожил до 83 лет.

Под старость приезжал в Орен­бург, в места своей комсомоль­ской юности.

Вильям Савельзон

Новости
все новости