$ 55.96 € 60.79
16+
24 апреля 2017, 20:15

Особенности национального путешествия

Николай Кузнецов рассказывает о своем путешествии к истокам двух Тунгусок
19.04.2017, 16:09
«У меня до 2050 года маршруты расписаны. А что? Мне всего 107 лет будет», - говорит Кузнецов серьёзно.
Фото: Полина Кузаева

На карте нашей Родины существует три реки Тунгуски. Чаще на слуху Подкаменная, ставшая всемирно известной после падения неподалеку от нее НЛО, названного Тунгусским метеоритом.

Менее известно, что красавица Ангара — единственная река, вытекающая из легендарного озера Байкал, — в стародавние времена носила название Верхняя Тунгуска. Нижняя Тунгуска — один из прообразов Угрюм-реки в одноименном романе В. Шишкова.

К истокам двух Тунгусок в одиночку

Пройдя со студентами Ангару (Верхнюю Тунгуску), на этот раз решили совершить пеший поход к истокам двух других.

Николай Кузнецов

Так получилось, что в походе я оказался один. Вообще-то я не сторонник одиночных странствий. Ведь когда не с кем поделиться впечатлениями от увиденного пейзажа, удачной рыбалки или богатого сбора ягод-грибов, теряется привлекательность любого путешествия. Да и в случае внештатных ситуаций помощи ждать не от кого, и, как врач, я это прекрасно понимал.

Хотя идти к истокам двух Тунгусок собирались вшестером, за месяц до старта один из парней решился на свадьбу, а девчонка завалила сессию. Брали железнодорожные билеты на четверых. За два дня до старта оказалось, что и у других возникли непредвиденные обстоятельства.

Груз, в том числе бивуачный-неделимый (палатку, спальник, костровое хозяйство), пришлось нести в одиночку. Пропитание тоже имело немалый вес, так как маршрут пролегал по безнаселенке и пополнить запасы было попросту негде. Не мудрено, что рюкзак оказался довольно тяжелым — на старте весил более 56 кг.

Главное — спокойствие!

Потянулись походные будни. Первый день — смена цивилизованной жизни на походную, сложности с весом поклажи и раскисшей после дождя дорогой. К ночевке сильно устал. Спал крепко, но чутко, кто-то большой неподалеку ходил по тайге.

Идти пришлось через дикую тайгу. Как антирекорд отметил в дневнике, когда за 12 часов удалось продвинуться на 3,5 км. В один из дней, когда уже стало смеркаться, судя по карте, я находился на реке Большая Ялыка. Устал и проголодался, но особенно хотелось пить. Переходя змейкой с одного берега на другой, сообразил, что хожу по реке.

Вода попросту прячется внизу под камнями, покрытыми мхом и таежной растительностью. Пристроил рюкзак на ствол поваленной березы и налегке пошел искать открытую воду.

Пробродив с полчаса и не найдя воды, решил остановиться на "сухую" ночевку. И тут понял, что не могу вспомнить, где находится та заветная береза. Я оказался без всего: одежды, провианта, спальника, палатки, бивуачного хозяйства, не говоря уже о бесполезных в тайге, но так необходимых при выходе на цивилизацию деньгах и документах. На мне были только промокшая от тяжелого перехода рубашка, на груди — небольшая фотовидеосумочка с аппаратурой, спичками и кусочком бересты, которую по годами сложившейся привычке почти никогда не снимал с шеи.

Пробродил в бесполезных поисках около часа, стало уже совсем темно. В голову полезли нехорошие мысли.

Почувствовав, что начинаю паниковать, приказал себе прекратить поиск, успокоиться и ночевать в тайге. А чтобы не замерзнуть, развести костер и ждать рассвета. То, что было несложным делом при свете дня и с топором, оказалось совсем не простым в темноте и голыми руками. Разведя костер и соорудив "таежник", попытался успокоиться и заснуть. В половине шестого стало настолько светло, что можно было продолжить поиск пропажи.

За ночь сложился план: разбить участок на квадраты и методически прочесывать местность. Через полчаса поисков увидел знакомую березу, а на ней "грустил" мой рюкзак, увидев который, я чуть было не расцеловал! Жизнь снова стала казаться прекрасной и удивительной. Решил устроить полудневку, поесть, попить чайку и отоспаться.

После приключения с потерей рюкзака на четвертой ходке через бурелом и дикую тайгу неожиданно вышел на старую геологическую просеку. С каждым шагом всё ближе становилось место, где зарождается Катанга. Пошел горелый лес. Страшный и гнетущий вид имеет чудесная зеленая тайга, полная красок и энергии, после прошедшего огня, уничтожающего на своем пути всё живое.

Остановился на ночевку, расставив палатку на корнях вывороченного бурей дерева в двух километрах от истока. Утром отправился в путь. Ближе к обеду увидел наконец-то ручеек чистой воды. Вот она — Подкаменная Тунгуска! Здесь удалось перешагнуть с одного берега на другой, даже не снимая рюкзака.

На пути к цивилизации

Закончив первый этап путешествия, приступил ко второму. Просчитал по карте, что если буду продвигаться к Нижней Тунгуске таким темпом, то попаду к ней осенью или к началу зимы. Поэтому решаю выйти из тайги на люди и добираться до Нижней Тунгуски со стороны реки Лены.

Как-то незаметно закончился горелый лес, но идти легче не стало. Зато тайга теперь была не такая мрачная, появились мелкая живность и разные пичужки. Перевалив через небольшую водораздельную возвышенность, на одном из привалов увидел спиленное дерево. И хотя спил и само дерево уже поросли мхом, то есть были давними, обрадовался ему, как Робинзон следу Пятницы: здесь были люди!

Через день вышел на заброшенный участок заготовки леса, где с комфортом отдохнул. Нашел старую лесовозную колею, которая должна была вывести к цивилизации.

Идти по колее, пусть и полностью заросшей, после блуждания по дикой тайге — это почти как прогуливаться по улице Советской.

В отдельных местах были хорошо видны отпечатки следов лося, косуль, оленей, кабанов. На одной из ходок остановился и вдруг слева, метрах в 25–30, услышал хруст валежника и увидел медведя. Он, видимо, тоже учуял меня. Во всяком случае для лучшего рассмотрения стал на дыбы.

Это был мощный и красивый зверь, под два метра. Секунд десять мы, застыв, с настороженным вниманием и взаимным интересом разглядывали друг друга. Я под поклажей, топор — в рюкзаке сзади за спиной, из всего оружия только фото- и видеокамеры на груди да нож у бедра. Медведь, к моему удовольствию, решил не выяснять отношения и, посчитав наше знакомство завершенным, исчез в тайге.

Оставшийся путь до "Восточного тракта" идти было сравнительно легко и быстро. В один из дней прошел около 14 км, что являлось рекордом по протяженности дневного перехода. Уже темнело, когда наконец-то показалась дорога. Утром собрался, упаковался, постарался хоть немного привести себя в человеческий вид и вышел на "Восточный тракт".

Сибиряки — народ особый

Показался тяжело груженный лесом КамАЗ, остановился возле меня. Узнав, что уже почти две недели брожу по тайге, водитель Василий Шилов сразу же решил все проблемы, которые всегда возникают при выходе к цивилизации: где жить и как питаться. Доехав до Новой Игирмы, Василий отвез меня на дачу, познакомил со своей семьей. Обычные в такой ситуации расспросы.

Вася в это время куда-то отлучился, а затем появился и сделал предложение, от которого невозможно было отказаться, — попариться в баньке! Пока я парился и отмывался, его жена Наташа приготовила ужин-банкет. Не первый уже раз убеждаюсь, что чем дальше забираешься от больших городов, тем душевнее и отзывчивее люди. Живя в мегаполисах и центрах — этих человеческих муравейниках, мы не замечаем, что город не объединяет, а разъединяет нас.

Спал на кровати и с чистыми простынями — фантастика!

Расставшись с новыми друзьями, перешел на общественный вариант передвижения. Электричкой добрался до Усть-Кута, на автомобиле за 12 часов езды с застреваниями в грязевых ямах, поломкой машины — до Киренска, расположенного уже на берегах Лены.

Из разговоров с местными выяснил, что мне надо переправиться на левый берег Лены и добраться до заброшенной деревни Верхнекарелина, стоящей уже на Нижней Тунгуске. "Это полсотни верст с гаком". Зная, какие они, эти таежные вёрсты, да еще "с гаком", рассчитывал через неделю быть у воды Нижней Тунгуски. Переправился на пароме на левый берег. Пошел по дороге к возвышающимся на горизонте сопкам и увидел уазик-"буханку".

В машине, которая развозила прокладчиков нефтегазовой трубы, уже сидело семь человек, но меня радушно приняли и начали расспрашивать, кто такой, откуда и куда иду. Рассказал о походе к истокам Подкаменной Тунгуски, о планах разведывания верховий Нижней Тунгуски и том, что в дальнейшем думаю проплыть Угрюм-реку.

Мужики в робах даже вспомнили одноименный фильм и сложности, которые были у главного героя Прошки Громова при сплаве по ней. Уазик остановился "на перекрестке". Минут через 15–20 из тайги вылез могучий "Урал"-"вахта". Из него вышла бригада мужиков, а мои попутчики поехали на работу, попросив своих помочь мне.

"Какие проблемы? Поехали!" Парни после смены ради меня сделали крюк в двадцать пять км, еще раз убедив меня, что люди в Сибири особенные. Да здесь по-другому и нельзя. А может, это и есть та самая загадочная русская душа, или "особенности национального путешествия" по России.

Здравствуй, Угрюм-река!

Через часик показалась полоска чистой воды. Это Нижняя Тунгуска. Открывающийся вид был совсем не угрюмым, а светлым и радостным, с полем, на котором копошился "Беларусь", скашивая траву, хвойным лесом с примесью березы и липы, с голубой лентой таежной реки.

После отдыха отправился в обратный путь. Время близилось к обеду, когда меня догнала машина, остановилась. Двое мужиков предложили довезти до Киренска. За два часа я проехал оставшиеся 35–40 км. Ребята предложили заехать в штаб нефтяников и подкрепиться в столовой. Я не только сидел за столом со скатертью — передо мной стояла ваза с хлебом, как в студенческие годы.

Хлеб на маршруте был для меня деликатесом, да и вообще он является дефицитом в походах по безнаселенке. Его заменяют сухари или, если есть мука, оладушки.

Мужики с понимающими улыбками посматривали, как я съел по две порции первого и второго и запил четырьмя стаканами компота. После такого плотного то ли позднего обеда, то ли раннего ужина переплыл на пароме на правый берег Лены. На дебаркадере, который заменял причал в Киренске, узнал, что теплоход на Осетрово (Усть-Кут) будет завтра утром.

Пошел побродить по городу и нашел музей, но он был уже закрыт, время-то вечернее. На фото и видео заснял сохранившийся с прошлого века дом "купца Громова".

Утром сел на теплоход и через десять часов оказался в речпорту Осетрово. Перенес вещи на железнодорожную станцию Лена и там узнал, что на приходящий через 30 минут поезд Северобайкальск — Анапа есть свободное место до Оренбурга, на верхней полке. Да на любой!!! Еще трое суток езды, и я на родном перроне. Всё, поход к истокам двух Тунгусок и эпопея "Лето-2007" закончились.

Впереди новый сезон — "Лето-2008", в который планируется сплав на катамаране по реке Нижняя Тунгуска от деревни Верхнекарелина до впадения ее в Енисей. Кстати, приглашаю в поход всех желающих. Требования к участникам несложные — коммуникабельность, неприхотливость. Ни физические качества, ни техническая подготовка не имеют значения. Важно, чтобы человек с определенной долей юмора воспринимал встречающиеся на пути неприятности, не устраивал сцен из-за промочившего всех дождя, не ныл, если не вовремя закончилась мука, не выставлял напоказ свои амбиции, а был надежным и верным товарищем.

Кстати, в сплаве по реке Ангаре со мной были студенты, впервые тогда оказавшиеся в походе, — третьекурсница Оксана Яковлева и второкурсник Сергей Семенов (сейчас аспирант ОГУ). А двумя годами позже при сплаве по Енисею в путешествии, о котором писала наша газета, также впервые в походе оказались второкурсница Анастасия Абрамова (сейчас пятикурсница) и четверокурсник Ваня Якунин (сейчас аспирант).

Николай Кузнецов

 

 

 

Новости
все новости