$ 62.22 € 72.47
16+
26 мая 2018, 14:52

Каждый день на краю смерти

Через войну – от Сталинграда до берегов Балтийского моря
05.05.2017, 17:27
Пётр Литвинов часто вспоминает своих друзей, товарищей, которые сражались с ним рядом и отдали во имя Родины самое ценное и дорогое – жизнь.
Фото: Жанна Обломкина

Спасаясь от артиллерийского огня, Пётр Литвинов с разбегу упал на землю. Оглянувшись, увидел, что оказался среди затаившихся удивлённых немецких разведчиков, один из которых от неожиданности даже протянул советскому солдату фляжку со шнапсом…

 

В самое пекло

Путь до Сталинграда в составе 98-й стрелковой Спасской дивизии стал для 18-летнего Петра боевым крещением. Уже на второй день эшелон несколько раз подвергался бомбардировке. Многие вагоны были сильно повреждены, бойцы выпрыгивали на декабрьский снег, окропляя его своей кровью. Открывали огонь по самолётам из автоматов и винтовок, но фашисты продолжали бросать бомбы и «поливать» пулемётным огнём.

Оправившись после бомбёжки, бойцы пошли пешком по бездорожью и глубокому снегу. Самолёты-разведчики противника висели над ними в воздухе целыми днями, наводили бомбардировщиков. Теряя друзей, солдаты продолжали путь, пока не вышли к реке Мышково, за которой лежала гладко-ровная степь до самого Сталинграда. Именно здесь дивизия должна была занять оборону, стать для врагов живым и последним барьером перед Сталинградом.

19 декабря 1942 года 98-я стрелковая дивизия начала тяжёлые бои с танковой армией немецкого генерала Манштейна. Пётр Литвинов вспоминает, как совершил бессмертный подвиг бронебойщик их полка Илья Каплунов. Когда на позиции его взвода двинулось пять вражеских танков, Илья подбил их противотанковым оружием и потерял сознание от полученных ран. Придя в себя, увидел ещё четыре танка, двигавшихся на него. Перед смертью успел подбить три из них. За этот подвиг, мужество и отвагу ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

– У меня на глазах погиб командир роты, – рассказывает Пётр Литвинов. – Руководство принял наш командир взвода, а на его место назначили меня. К исходу очередного дня положение складывалось тяжёлое. Немецким танкам удалось большой ценой прорвать оборону. На нас обрушилась лавина огня. К тому же налетела авиация, посыпались бомбы. Зрелище было страшное…

Когда выходило из строя оружие, кончались патроны, гранаты, бойцы выхватывали боеприпасы у погибших товарищей. Петра ранили в руку, но он продолжал стрелять и бросать гранаты другой. Живых солдат оставалось всё меньше, а удержать врага надо было во что бы то ни стало.

Дорого пришлось заплатить 98-й дивизии за ту победу, много бойцов полегло на поле.

На всю жизнь врезались в память Петра Петровича сражения под Сталинградом. После выписки из госпиталя, он получил первую боевую награду – медаль «За отвагу». Но гордиться было некогда: в составе дивизионной разведки его направили на освобождение Ростовской, Ворошиловградской и Запорожской областей.

 

Сам погибай, а товарища выручай

– Однажды мы пошли в разведку, добрались до немецкого дзота, а оборона врага оказалась ложной, – делится воспоминаниями ветеран. – Пришлось отходить ни с чем. Я полз предпоследним. Вдруг раздались пулемётные выстрелы, и ползший за мной товарищ прошептал, что ранен.

У разведчиков железное правило – сам погибай, а товарища выручай. Мы отстали от своих, и нам послали на выручку трёх разведчиков. Один из них погиб, ползком тащили на себе раненого и тело убитого товарища, которого похоронили потом со всеми почестями.

Во время боёв за город Дебальцево Ворошиловградской области Петра и ещё нескольких человек отправили за языком.

– Как только обстрел прекратился, последовала команда «Вперёд!», а поскольку я находился на выходе из оврага, то первым выскочил, – рассказывает собеседник. – В это время фашисты начали ответный артиллерийский и миномётный огонь. Пробежав между разрывами мин, клубами пыли, дыма, я упал, а когда обернулся назад, оказалось, что бежал один. Справа и слева от меня, совсем рядом, лежали немцы. Они даже не поняли в чём дело, с удивлением смотрели на меня, один из них – пожилой солдат – зачем-то протянул мне фляжку со шнапсом…

У Петра в голове была только одна мысль – не попасться живым в плен, – поэтому вскочил на ноги и во весь рост побежал обратно, к своим, не думая о свистящих вокруг пулях. Когда спустился в окоп, качался, как пьяный. К общему изумлению на Петре не было ни царапинки, а его плащ-накидка иссечена пулями и осколками.

После Пётр узнал, что когда он бросился по команде «Вперёд!» и немцы ударили по оврагу артиллерийским огнём, многие из его товарищей были ранены и убиты, и задание для разведчиков отменили.

Здесь же, при освобождении очередного города Ворошиловградской области, раненый Пётр был награждён орденом Красной Звезды. Его с группой соратников послали обойти противника с фланга и уничтожить огневую точку. Доползли, забросали самоходные вражеские орудия гранатами, но отступать назад оказалось сложнее, вокруг были немцы. Разведчики дождались затишья, которое пришло вместе с ночью.

Бой прекратился, и фашисты легли отдыхать. Воспользовавшись моментом, советские солдаты не просто выбрались из вражеского логова, ещё и прихватили с собой спящего немецкого фельдфебеля.

 

О завтрашнем дне не думали

После очередного ранения и выписки из госпиталя Пётр попал в 357-ю стрелковую дивизию, которую направили на освобождение прибалтийских республик. Быть связистом на передовой оказалось непросто. Кругом визжат пули, взрываются мины, а ты должен искать повреждение, соединять оборванные провода телефонных линий. Всё летит вверх: земля, деревья. Вой, грохот, дым. Ползёшь, и головы не поднять, немец лупит и лупит. Отыщешь обрыв, соединишь, а связи нет – ползёшь снова. Жили от ночи до ночи, не думая о том, наступит ли завтра.

Как-то Пётр остался на дежурстве один. Расположился в глухом лесу, сделал небольшой шалаш из хвойных веток, положил под голову телефонный аппарат и задремал. Проснулся от сильного подёргивания кабеля, а через несколько мгновений послышался немецкий разговор.

– Схватил автомат, выскочил из своего укрытия, залёг у сосны, – рассказывает Пётр Петрович. – Вскоре увидел, как к шалашу приближаются два немца, один из них держал в руках кабель. Медлить было нельзя, выпустил автоматную очередь. Первый погиб, второй бросился за дерево и открыл огонь. Я не отвечал, и он, видимо решив, что попал в меня, стал двигаться в сторону своего убитого напарника. В это время я его и прошил насквозь автоматной очередью.

За этот подвиг бойца наградили медалью «За отвагу».

 

Голубь – символ мира

Навсегда осталось в памяти Литвинова последнее сражение. В тот майский тёплый день 1945 года готовились к очередному наступлению в Прибалтике. Ведя бои на подступах Лиепая, заметили необычное движение на переднем крае противника. Затем на стволах винтовок, автоматов показались белые тряпки в виде флагов, сделанных из платков, простыней и даже портянок. Потом немцы начали выходить из леса с поднятым вверх оружием. После минутного замешательства советские бойцы поняли, что враги сдаются.

– Каждого из нас могли убить в любой час, минуту, секунду. Но мы тогда об этом не думали. Мы были сильны высочайшим чувством долга перед своим народом.

После войны Пётр Петрович более 30 лет прослужил в милиции. А сегодня в свои 92 года, живя в Оренбурге в одном из частных домов, разводит голубей, раздаёт, когда их становится много, и любит за ними наблюдать. А я подумала, может, всё-таки разводит потому, что голубь – это символ мира, за который он боролся всю свою жизнь.

Жанна Обломкина

 

На фото военных лет:

15 декабря 1943 года. Ростов. Пётр Литвинов (слева) с другом Владимиром, который погибнет через три месяца во время освобождения Украины.

Новости
все новости