Дети в Интернете

На прошлой неделе в Оренбурге состоялось 10-е заседание семейного клуба «Шаг навстречу» для тех, кто хотел бы нормализовать отношения в своих семьях и воспитывать детей без лишних конфликтов.

 

В тихом омуте

Клуб является совместным проектом областной библиоте­ки имени Крупской и службы детского телефона доверия. Вот уже почти год с периодично­стью раз в месяц оренбуржцы собираются, чтобы обсудить с психологом то, что их волнует.

Как водится, участники рас­саживаются, образуя круг, и набрасывают ведущей вопросы, на которые хотели бы получить ответы. Сколько часов в день ре­бёнку не вредно быть в Интерне­те? Стоит ли вообще его в этом ограничивать? Есть ли польза от компьютерных и онлайн-игр?

– Я хочу, чтобы мой ребёнок общался с реальными друзьями, а не с виртуальными, – делится тревогой одна из родительниц. – Меня беспокоит, с кем он знакомится и водит дружбу в Интернете, не втянут ли его ин­тернет-друзья в какую историю! Ему 17, контролировать его мне всё сложнее. У нас каждый день скандалы из-за этого.

– Моей дочке всего 10, она тихая, послушная девочка, – под­ключается к беседе участница Людмила. – Но она больше всего любит компьютерную игру, где она – здоровый злой мужик, который всё крушит на своём пути, грубо толкает прохожих, вытряхивает водителей из ма­шин. Я переживаю, вдруг она вырастет жестокой?

– Если в семье она не видит жестокости, ваши опасения на­прасны. Дети берут пример с ро­дителей, а не с героев мультиков и игр. Похоже, так ваша дочка снимает напряжение, – коммен­тирует ведущая – психолог Окса­на Кирменёва. – Вопрос – откуда берётся напряжение. Нужно разбираться, что происходит в семье. Проблема ребёнка – это всегда проблема всей семьи.

– Мой сын уже вырос, но Интернет мы застали, – берёт слово Алевтина Белик, мето­дист Оренбургского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Гармо­ния». – И я поняла, что мои стра­хи в отношении сына у компью­тера были сильно преувеличены.

– Не уверена, что мои преуве­личены, – вступает в спор участ­ница Татьяна. – Я говорю сыну: «Хочу, чтобы ты развивался, а не деградировал за планшетом. Пошёл бы лучше брюки себе по­гладил». Он кивает, а на самом деле меня даже не слышит.

 

Заглянула – ужаснулась

– В нашем детстве Интернета не было, – продолжает ведущая. – И значит, у нас нет опыта, как справляться с такой проблемой, когда мы сами стали родите­лями. И порой мы начинаем паниковать…

– А как не паниковать, когда не знаешь, как обеспечить кон­троль за тем, что дети делают в соцсетях и мессенджерах! – волнуется участница Анна. – Я как-то почитала их переписку в чате и ужаснулась. Насмешки, грубости, чуть ли не к суициду подначивания типа «А слабо с крыши спрыгнуть?».

– Так же дети могут вести себя и при личном общении, и вы могли бы и не узнать об этом, – перебивает Виктор, отец двух подростков.

– Этично ли вообще про­верять то, что дети пишут друг другу? – ставит вопрос участни­ца Наталья.

Группа гудит. Мнения роди­телей разделяются. Большин­ство считает, что проверять нуж­но, так как дело может касаться безопасности ребёнка, но делать это лучше неявно.

– Переписка со сверстника­ми – это личное пространство, – говорит психолог. – Когда оно нарушается, ребёнок может стать более скрытным, будет тщательнее прятать переписку, а может и что-то сделать назло. Мы, взрослые, начинаем кон­тролировать, когда теряется контакт, доверие. Мы это чув­ствуем, тревожимся и начинаем давить. Давление вызывает со­противление, и ребёнок закры­вается, отгораживается от нас.

– И что делать, если такое уже произошло? – раздаются голоса.

– Восстанавливать контакт. Но об этом чуть позже. А сей­час давайте нарисуем портрет ребёнка в Интернете, – продол­жает Оксана Александровна, об­ращаясь к группе, и записывает предлагаемые варианты: «Он увлечён», «Погружён настолько, что вокруг ничего не слышит», «Для него время бежит незамет­но», «Ему даже есть не хочется»…

– Ну прямо как мы в детстве! – замечает Виктор. – Как выйдем утром на улицу, только нас и видали, и есть неохота, обедать со скандалом загоняли.

– Мы убегали на улицу про­сто погулять или когда дома что-то неладно, – вздыхает одна из родительниц. – Но сейчас времена такие, что мы сами ограждаем детей от улицы. И они уходят в Интернет.

 

В погоне за «лайками»

– А что конкретно дети де­лают в Интернете? Конечно, за­висит от возраста, но попробуем обобщить, – снова ставит вопрос психолог и записывает ответы: «Играют», «Смотрят мультики или ролики на «Ютубе», «Читают блогеров», «Общаются», «Чер­пают информацию и эмоции», «Наблюдают за жизнью своих сверстников, других людей».

– Получается, они там рас­слабляются? – уточняет Татьяна.

– Не только. Интернет – это и релакс, и напряжение.

– И нагрузка на зрение! – на­поминает одна из участниц.

– Моя дочка в Интернете смо­трит мультики про Симпсонов, – добавляет другая. – И часами готова смотреть, а это вредно для глаз.

– Дети в Интернете добирают то, чего им не хватает в реаль­ной жизни, – кивает психолог. – Например, Симпсоны – это мультик о большой семье, его, как правило, любят те, у кого семья маленькая, например, одна мама, и та всё время на работе. Для кого-то Интернет – это безопасное пространство. Можно ответить грубо – и ниче­го не будет. Кто-то реализует в Интернете свой успех, особенно если в реальной жизни с этим проблемы. Погоня за «лайками» – это жажда успеха и признания. Каждому важно быть успешным хоть в чём-то. Пусть даже только в онлайн-стрелялках.

 

Потехе – час

– Да, детям в Интернете ком­фортно, интересно, они получают удовольствие, – резюмируют родители. – Но жизнь состоит не из одних удовольствий! Нужно и уроки делать, и по дому помогать.

– Верно, делу – время, потехе – час, – соглашается ведущая. – Эта народная мудрость хоро­шо применима и к Интернету. Можно договориться с ребён­ком, сколько времени он будет проводить с планшетом.

– Договориться невозможно! – парирует Татьяна. – Когда я отнимаю планшет, начинается истерика, слёзы, и в итоге я уступаю, лишь бы это прекра­тить. А после ссоры я же потом и мучаюсь, кажусь себе фельдфе­белем, ругаю себя, что плохая мать и допустила, что у ребёнка уже сформировалась интернет-зависимость.

– Во-первых, отнимать – не то же самое, что договаривать­ся, – улыбается психолог. – Во- вторых, когда родитель начинает сомневаться в верности своих решений, он теряет позицию взрослого. Дети это сразу счи­тывают, перехватывают власть и начинают расширять рамки до­зволенного. Что касается интер­нет-зависимости, она формиру­ется тогда, когда в виртуальном мире дети научаются общаться, быть успешными, а в реальном мире активничать не могут. Если ребёнок только и делает, что си­дит в Интернете, значит, у него и со сверстниками проблемы, и с родителями контакт нарушен. Другое дело, когда Интернет лишь дополняет прочие формы общения и самореализации.

– Для подростков родители вообще не авторитет, – бросает реплику Анна.

– В подростковом возрасте, действительно, проходит про­цесс эмоциональной сепарации от родителей, подростки ори­ентированы на сверстников, родители обесцениваются, и это возрастная норма, – соглашает­ся Оксана Александровна. – Это период, когда потерять контакт со своим ребёнком легко. Но если это произошло, нужно всё бросать и восстанавливать контакт. Через контакт восста­навливается и авторитет.

 

Не навреди!

Группа вздыхает и перешёп­тывается, мол, легко сказать, а как сделать?

Психолог выносит этот во­прос в круг.

– Интересоваться тем, что важно ребёнку, – сыплются советы от участников. – Если ситуация запущена, обращаться к специалистам.

– А может, просто взять и за­претить Интернет? – пожимает плечами Вера.

– Только навредите. Ребёнок будет чувствовать себя изгоем среди сверстников. Они ведь по­стоянно обсуждают что-то, что видели в Интернете, – делится мнением Наталья. – Ещё начнёт завидовать: «Почему им можно, а мне нельзя?»

– Запрет ведёт к усилению влечения, – подтверждает пси­холог. – Лучше договариваться. В каждой семье есть правила, гласные и негласные. Требова­ния к ребёнку устанавливает взрослый. Когда они чёткие и последовательные, ребёнок чувствует себя в безопасности.

Но прежде чем предлагать правила, нужно самому быть дисциплинированным.

– Я, наверно, подаю своим детям плохой пример, но сама каждую свободную минуту в Интернете. Даже сейчас сижу здесь, а самой хочется прове­рить смартфон, – признаётся Альбина.

– Те родители, кто на самом деле каждую минуту в Интер­нете, сюда бы не пришли, – воз­ражает Людмила. – Но вы правы, всё из семьи. Если у взрослых активная, интересная жизнь, то и у детей будет. А порой нам проще дать ребёнку планшет с игрой или мультиками, лишь бы от нас отцепился и дал дела переделать.

– Давайте попробуем под­вести итоги, – предлагает пси­холог.

Группа вспоминает, что наи­более важного каждый услышал для себя:

– Современные дети не уме­ют друг с другом играть в ре­альной жизни, их надо учить играть, учить общаться.

– Авторитет, пример само­дисциплины и чёткие семейные правила.

– Интернет – это удоволь­ствие для детей, яркие картин­ки, а за окном серость. Надо чтобы и в реальной жизни у ребёнка было что-то, чем бы он занимался с удовольствием.

– Время в Интернете дозиро­вать, как витаминки, – по одной в день.

– Сохранять позицию взрос­лого, а не паниковать и не давить. Главное в отношениях – доверие, контакт, и подростки в этом нуждаются не меньше.

– Следующее заседание клуба «Шаг навстречу» в феврале. Пом­ните, что существует детский те­лефон доверия 8-800-2000-122, – в конце встречи напоминает Алевтина Владимировна. – Зво­нить по нему можно не только детям, но и родителям, если на душе тяжело и нужна помощь психолога. И, кстати, практика показывает, что каждый третий звонок – от родителей.

Марина Веденеева

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top