$ 66.78 € 78.53
16+
21 сентября 2018, 17:17

Автограф Ивана Ивановича

Почему в поезде полезно беседовать с попутчиками
31.08.2018, 11:19
Братья Иван и Николай встретились в 1946 году в Польше и сфотографировались на память.
Фото: Семейный архив Сусловых

 Одной из самых заметных и долгих акций газеты «Оренбуржье» стал поиск наших земляков, дошедших до Берлина и расписавшихся на Рейхстаге. Иногда истории о героях как будто сами находят журналиста.

 

«Ну что с того, что я там был?»

Это строчка из поэта-фронтовика Юрия Левитанского. Применительно к теме этого очерка: кто-то погиб на войне, кому-то повезло выжить, кто-то мёрз в окопах на северном фланге тысячевёрстного фронта, кто-то наступал и встретил военную весну в благодатных южных краях. А кому-то судьба была брать Берлин и расписаться на Рейхстаге. Все одинаково – воевали. Но всё же…

Началось всё случайно. Ко Дню Победы искал в Интернете что-то, ещё не известное. Наткнулся на большую серию фото: автографы советских солдат на изрешечённых осколками и пулями закопчённых от пожаров стенах этого массивного здания с куполом и колоннами – символа фашизма. В нашем сознании – тут расписались солдаты, непосредственно добившие Гитлера.

 

Найдём героев!

Фотографий множество. Проскочил одну, тут же вернулся. Что-то задело. Ниша, сверху какая-то немецкая лепнина. И густо – надписи, в основном углём или головешками, этого добра было сколько угодно. Поверху: «Урал Москва Берлин». Ниже: «Русский Иван здесь был». «Прибыли от Сталинграда в Берлин». И – вот удача! – в самом низу: «Чкалов Барабошин».

И родилась идея предложить читателям газеты «Оренбуржье» принять участие в акции «Найдём Барабошина!». Если его самого уже нет в живых, то должны же откликнуться его родные и знакомые, которым он рассказывал о мае 1945 года в Берлине.

Постоянные наши читатели, наверное, помнят: тогда в поисках Барабошина и других земляков, которые оставили свои автографы на Рейхстаге, приняли участие очень многие: родственники и просто знакомые тех солдат, коллеги-журналисты районных газет, сотрудники адресных столов и военкоматов. И мы нашли! Раздался звонок:

- Я - Лена Барабошина. Наверное, в газете речь о моём прадедушке. У нас в семье хранятся все материалы о нём.

Сравнили почерк на стене Рейхстага и в партбилете – никаких сомнений: он, Василий Фёдорович Барабошин!

Поиски продолжаются много лет. Нашлись ещё автографы на Рейхстаге, но там читается только «Чкалов», а фамилии очень нечёткие. Мы их воспроизводили в газете, однако никто из читателей не откликнулся. Ещё один источник сведений нашла и организовала большой приток материалов, писем и звонков заместитель начальника 2-го отдела облвоенкомата Наталья Татарникова: по её инициативе райвоенкоматы опросили ветеранов и их родственников – и наша газета опубликовала очерки о ещё полутора десятках земляков, расписавшихся на Рейхстаге.

 

Иван из Кариновки…

А недавно сработал ещё один источник сведений.

…В поезде время тянется, коротать его помогают разговоры. Едешь из Москвы – южную окраину Самары омывает речка с таким же названием, что и город. Здесь, перед впадением в Волгу, в Саратовское водохранилище она широка. А начинается она вёрст за 600 на восток, из родника недалеко от села Кариновка Переволоцкого района. Откуда такое название? Село образовали переселенцы из Тульской губернии, купившие землю у помещицы с почти толстовской фамилией Каринина. Там, это неподалёку от ещё одной достопримечательности – горы Медвежий Лоб, высочайшей точки западного Оренбуржья, поставлена голубая беседка, где можно отдохнуть в зной и попить вкусной водицы из начинающейся Самары.

Рассказ попутчицы Ирины Петровны Сусловой-Покровской перешёл от этого села дальше, на трёх братьев Сусловых - её отца и дядьёв, родом из этой Кариновки.

- У Сусловых, Ивана Семёновича и Натальи Семёновны, родилось много детей, человек восемь, а может быть, и больше. Но до взрослого возраста дожили три брата и три сестры: Пелагея, Иван, Пётр, Мария, Николай и Валентина.

Иван Семёнович был человеком грамотным, что по тем временам редкость, заставлял детей учиться, особенно нажимая на математику и каллиграфию. Все дети учились в Кариновской школе. Кстати, и нынешние поколения Сусловых практически все – с высшим образованием.

Старший сын Иван после школы поступил в Саратовское танковое училище. И когда началась война, молодого лейтенанта отправили на фронт. Иван воевал в разведывательной роте. Был ранен, горел в танке. Участвовал в боях за Берлин и в день Победы расписался на стене Рейхстага.

Вот так случайно, из вагонного разговора, стало известно о ещё одном автографе на Рейхстаге. Но что именно Иван Иванович Суслов написал, неизвестно. Обычно наши земляки писали «Чкалов», как назывался нынешний Оренбург. И когда рассматриваешь фото – спасибо послевоенным немцам, они педантично отсняли автографы, ищешь только географию. Но некоторые писали просто воинское звание и фамилию. Надо будет теперь внимательно искать, иногда с увеличительным стеклом в руках, именно Суслова.

Можно посоветовать всем нашим читателям набрать в поисковике Интернета «Автографы советских воинов на стенах Рейхстага» - и, может быть, вы сможете найти среди сотен других фамилии своих родных – солдат и офицеров армии-победительницы, дошедшей до фашистского логова. Хорошо бы подключить к этим поискам нынешнее молодое поколение. И если вы даже не найдёте своих предков, это будет поучительный и интересный урок нашей истории.

Попутчица Ирина Петровна – летописец большой семьи Сусловых. Спасибо, нашла и прислала в редакцию вместе со своими заметками ещё и фото всех братьев, трёх богатырей. На первой фотографии (фото 1) тот самый Иван Иванович. Бравый офицер, на погонах можно разглядеть танковые эмблемы и по три звёздочки - старший лейтенант. Это уже после войны: на тумбочке вязанье и цветы в вазочке, мещанство, конечно, но фотографу так хотелось создать обстановку мира и тишины после страшной войны!

- Иван награждён орденом Боевого Красного Знамени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». После демобилизации поселился в Акбулаке, женился, растил дочь Людмилу и двоих сыновей - Виктора и Владимира. Работал бухгалтером. Видимо, отец, Иван Семёнович, который всю жизнь проработал в колхозе счетоводом, привил детям любовь к математике. Как и все фронтовики, потерявшие здоровье в боях за Родину, Суслов Иван Иванович прожил недолгую жизнь. Он умер ровно в 50 лет.

 

…и его братья

Средний сын Пётр – отец Ирины Петровны (фото 2), родился в День Советской армии и Военно-морского флота - 23 февраля 1922 года. Может быть, эта дата и определила всю его судьбу. Вообще, знаменательные и круглые даты почему-то сыграли в жизни братьев большую роль.

Отец этих троих братьев Ивану передал любовь к математике, а Петру - к музыке: сам Иван Семёнович лихо играл на саратовской гармошке. Ирина Петровна вспомнила семейное предание. Как-то в голодные годы мать испекла «хлеб» из чего смогла (лебеды и прочего), а сынок Петя стащил буханку и променял её на мандолину. Крепко досталось ему от матери, но мандолина-то осталась. Всю жизнь, не имея понятия о музыкальной грамоте, Пётр брался за любой инструмент и играл.

- Если Иван стал танкистом, то мой отец Пётр после школы вместе со своим другом послал документы в Чкаловское лётное училище. В то ещё мирное время многие мальчишки мечтали об авиации. Но, к сожалению, почему-то вызов пришёл только другу. А может быть, и к счастью: друг Петра погиб в первом же воздушном бою. Пётр закончил Чкаловское педагогическое училище и вернулся учительствовать в родную Кариновскую школу. Это был 1940 год. А в апреле 1941 года его призвали в армию. Когда началась Великая Отечественная война, Петра направили на ускоренное обучение в Тульское артиллерийское училище. Здесь он встретил свою любовь – Лидию Шестову. Всю войну писал ей письма с фронта. Воевал на Белорусском. Как многие фронтовики, не любил рассказывать про войну. Он говорил, что труднее всех было девушкам на войне.

Отец был ранен. Рядом с ним разорвался снаряд, и его засыпало землёй, только ноги немного торчали. Мимо проходил солдат, увидел офицерские сапоги и решил их забрать, а вытащил целого лейтенанта. Пётр Суслов награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями.

А дальше моего будущего отца, парнишку из оренбургского села, ждал новый поворот судьбы. Видимо, способности его, и не только музыкальные, были замечены. Он был направлен на курсы Генерального штаба и затем на службу военным атташе в посольство СССР в Японии. Вызвал туда любимую девушку, и там они расписались 19 ноября 1946 года (в День артиллерии и ракетных войск), как и полагается офицеру-артиллеристу. Родили двух дочерей - Елену и меня, Ирину. После Японии Пётр продолжил службу в Москве. Но фронтовые ранения подорвали его здоровье. Майор Суслов был комиссован по состоянию здоровья. В 1986 году 9 мая, в День Победы в Великой Отечественной войне, Суслов Пётр Иванович умер. Он собирался сходить с внуками в последний раз на парад, начистил свои ордена. Но до парада не дожил.

А младшему брату, Николаю, в 1941 году было всего 15 лет, но и его не обошла война. Николай воевал в авиации – летал на бомбардировщике стрелком. Как и старшие братья, был ранен, награждён. Закончил войну в Польше, там же прослужил ещё несколько лет. Братья Иван и Николай встретились в 1946 году в Польше и сфотографировались на память (фото 3). Но о Николае расспросите его вдову Марию Захаровну, ей 86, она в здравой памяти.

 

Звонок Марии Захаровне

- Что я могу добавить к рассказу Ирины? После войны Николай приехал в Оренбург. Тут мы и встретились. Широкоплечий, очень симпатичный, несколько лет, как все, вернувшиеся с войны, ходил в военной форме со споротыми погонами - новой штатской одежды не было. Получил высшее образование. Мы поженились и счастливо прожили вместе жизнь. У нас сын Александр и дочь Наталья, оба врачи. Трое внуков и четверо правнуков.

Сусловский род продолжается.

 

Вильям САВЕЛЬЗОН

Новости
все новости