$ 66.42 € 78.08
16+
23 сентября 2018, 17:16

Прощание со «Славянкой»

Как маршируют в банкротство одно за другим предприятия регионального депутата
10.02.2016, 12:54
Депутат Законодательного собрания Оренбургской области Александр Борников.
Фото: Web

Зерновая компания «Славянка» была признана банкротом в середине января 2016 года. Депутат Законодательного собрания Оренбургской области Александр Борников – генеральный директор и соучредитель новоявленного банкрота. Интересен не сам факт состоявшегося решения суда, а история, которая привела к такому результату. Связана она с множеством персонажей, обстоятельств и даже с несколькими очень громкими уголовными делами.

Список Борникова

Чтобы подсчитать сумму, ко­торую Александр Викторович должен самым разным кредито­рам, нужно огласить весь список его предприятий. Зерновая ком­пания «Славянка» была создана на базе ОАО «Шильдинский эле­ватор». На сегодняшний день этот объект единственный не ушёл в процедуру банкротства и не лик­видирован. В банкротстве «Ум­новский спиртзавод», «Целинный мелькомбинат». Ликвидированы «Регион – Урал», «Хлебозавод № 2 «Славянка», Бузулукский ликёро- водочный завод, коммерческий банк «Фемили».

Согласно данным сайта Фе­деральной службы судебных приставов, актуальный долг предприятий депутата состав­ляет около 250 миллионов ру­блей. Одним из соакционеров и партнёром Александра Викто­ровича, естественно, является родной брат Евгений. Евгений Викторович руководит ЗАО «Брацлавское», которое тоже имеет долги. Более 110 милли­онов рублей.

Разобраться во всех обстоя­тельствах сложившихся задол­женностей без специальной под­готовки сложно. Следователи с большим стажем и опытом тра­тят на это по нескольку месяцев. Складывается впечатление, что суды – это как минимум вторая профессиональная обязанность данных бизнесменов. И нередко через суд решаются финансовые вопросы двух предприятий одно­го холдинга, который принад­лежит либо самому главному ак­ционеру, либо аффилированным лицам. Их взаимные претензии и долги могут «весить» не один десяток миллионов рублей. В общем, как говорила одна ки­ногероиня, «Высокие! Высокие отношения»!

Фамилия

ООО «КБ «Фемили» про­гремел почти на весь мир в 2009 году. В апреле Т верской суд Москвы выдал санкцию на арест руководителей банка, подозреваемых в незаконной банковской деятельности и легализации 9 миллиардов ру­блей. Сегодня, пожалуй, стоит сделать ремарку на валютный курс. Это сумма по курсу 2009 года. Причём следствие на­стаивало на том, что эта сумма была «отмыта» и выведена на счета иностранных банков и организаций в течение в сего одного календарного года. А во­обще этой деятельностью банк занимался довольно долго.

Коммерческий банк чуть ли не шт урмом брали люди в масках, об этом много писа ла вся московская пресса, и даже «Los Angeles Times» опублико­вала эту историю для своей американской аудитории. Мо­сковская пресса много вни­мания уделила директорам «Фемили» и сов сем чуть-чуть учредителям. А меж ду тем 12 процентов в уставном капитале скандального КБ принадлежало …Шильдинскому элеватору. То есть, господину Борникову, как основному его акционеру.

Интервенции в экспроприации

Второй раз московский след в профессиональной деятель­ности и коммерческой истории Александра Борникова был отчётливо неприятен, когда в 2012 году на «Шильдинск ом элеваторе» была обнаружена пропажа зерна государствен­ного интервенционного фонда России. Единственный агент, уполномоченный государством на проведение зерновых интер­венций – «Объединённая з ер­новая компания» – заложила в закрома «Шильды» на хранение 3 915 тонн пшеницы 3 к ласса. Во время проверки сохранности была выявлена пропажа всего объёма. Почти на 37 миллионов рублей.

В процессе урегулирования конфликта Александр Борников выплатил компании 16 мил­лионов. Согласно решению арбитражного суда остался должен чуть больше 20 милли­онов. Однако сегодня на сайте Федеральной службы судебных приставов опубликована другая сумма. Согласно протоколу ФССП Александр Борников на сегодняшний де нь з адолжал «ОЗК» 35 миллионов рублей.

Куда больше государствен­ного зернового запаса утратил другой депутат – Александр Сало, отбывающий ныне на ­казание в виде лишения свобо­ды за мошенничество в особо крупном размере. Правда, в заключении он оказ ался во­все не из-з а зерна. Дело, в оз­буждённое по факту утраты интервенционного запаса на «Сакмарском элеваторе», до сих пор не закрыто. Расследовани­ем занималось региональное Управление ФСБ России, но теперь его передали в УМВД по Оренбургской области. И нын­че от полиции з ависит, будет ли найден виновный в ут рате стратегического зерна.

Безвозвратные кредиты, безрадостное новоселье

Не только пропавшим зер­ном интересовались следова­тели ФСБ. В тот же год рассле­довалось дело о нез аконном приобретении недвижимости. Бывший директор региональ­ного отделения ОАО «Россель­хозбанк» Владимир Косач об­ратился в центральный офис с ходатайством о приобретении здания по адресу: ул. Маршала Жукова, 27. Просил 100 мил­лионов рублей. Москва сделку одобрила. Вот тольк о приоб­ретённое помещение не стоило таких денег. А на то, чтобы в него заселить офис банка, при­шлось бы потратить ещё столь­ко же, и даже больше. Реальная цена этой недвижимости была в два раза меньше, а состояние объекта грозило катастрофой.

По версии следствия, имен­но Александр Борников имел непосредственное отношение к сделке. Нам удалось побе­седовать со свидетелями этой аферы, и они подтвердили при­частность депутата к событию. На тот момент у депутата был кредитный лимит в «Россель­хозбанке» в 1 миллиард рублей. После совершения сделки ли­мит был ув еличен в дв а раза. Владимир Косач был осуждён и признан виновным. Однако попал под амнистию и освобож­дён. А к Александру Борникову от судебной системы претензий не было. Он не чиновник, а депутат. Ему законом не за­прещено заниматься коммер­ческой деятельнос тью. Он и занимался.

Элитный экспортёр

Начиналось у А лександра Викторовича всё очень хорошо. Зерновая компания «Славянка» создана в 2005 году на базе «Шильдинского элеватора». Со­учредителем был Региональный общественный фонд «Поддерж­ка и развитие среднего класса». За короткий срок компания превратилась в крупнейшего участника рынка. Ей принадле­жало более 300 тысяч гектаров земли, в активы входили все предприятия, перечисленные выше (на сего дняшний день обанкротившиеся).

Оренбургская пшеница ак­тивно экспортировалась, на­пример в Иорданию. Александр Борников вообще один из пер­вых предпринимателей, кото­рый смог выйти на международ­ные рынки. Его оценивали, как одного из ведущих российских трейдеров. Читая список до ­стижений Александра Борни­кова, который он сам озвучивал в св оих интервью, нев ольно представлялась картина завид­ного сельского благополучия. Казалось, что в Адамовском районе, где был сосредоточен бизнес депутата, дороги вы ­ложены асфальтом, сверкают хромированными боками де­тали лучшего в России обору­дования, заработные платы у многочисленных сотрудников предприятий просто по опреде­лению должны быть достойны­ми – ведь руководитель признан одним из ведущих в стране. Но это не так. Не является Ада­мовский район лучшим даже в нашем Оренбургском регионе. Более того – по пов оду невы­платы заработной платы уже в 2014 году Александр Борников приглашался на заседание меж­ведомственной комиссии под председательством министра экономического развития в правительство области.

Генеральный директор «Сла­вянки» туда, к сожалению, не явился.

И померкла слава громко заявивших о себе предприятий: заработные платы у работников очень скромные. Иначе не слу­чились бы конфликты в 2014 году, когда сельчане митинго­вали с плакатами и писали об­ращения по инстанциям.

О том, как происходило бан­кротство «Умновского спирт­завода» и как складывались отношения с Оренбургским «Облпродконтрактом», пожа­луй, стоит написать отдельную историю, потому как в этот раз на детектив не хватит газетной площади.

Елена Черных

Новости
все новости