$ 65.48 € 75.39
16+
20 октября 2018, 05:25

Что стоит за протокольными цифрами?

Экспресс-анализ данных голосования 18 марта в разрезе территорий
28.03.2018, 12:47
Проценты нынешнего участия граждан-оренбуржцев являются очень приличными – 66,09 (шесть лет назад – 61,2%).
Фото: Олег Рукавицын

Основная информация по результатам голосования 18 марта на выборах президента России уже хорошо известна. Яркая и более чем убедительная победа Владимира Путина. Провальные электоральные показатели кандидата от ЛДПР. Итог, полученный кандидатом от КПРФ, скорее свидетельствующий о сомнительных процессах в самой партии, чем об успехе директора подмосковного ЗАО Павла Грудинина. Малые проценты голосов за остальную пятёрку кандидатов, в сумме не превышающие и пяти процентов…

Уже громко прозвучали и первичные оценки – разные. Против отдельных лиц, причастных к организации выборов и с полномочиями во власти, даже начата откровенная травля (иначе и не назовёшь!) в прессе.

Однако оперативно организованный шум не может быть помехой публичному анализу и осмыслению того, что показало Оренбуржье голосованием на выборах главы государства.

 

Явка на волеизъявление

Дальше будет много цифр. Без них не обойтись ни при анализе, ни при принятии управленческих и других решений. Фундамент, основание для дальнейших дей­ствий следует иметь фактический, а не словесный – риторические упражнения как-то ещё годятся для торжественных мероприятий, ну и для митингов, а не для дела.

Фактическая явка на голосова­ние 18 марта нынешнего года по области составила:

– 1 002 972 избирателя (66,09%, по стране явка – 67,43%).

Этот же показатель на ана­логичных выборах 4 марта 2012 года:

– 1 015 937 избирателей (61,19%, по стране – 65,27%).

Для интерпретации этих дан­ных необходимы ещё две цифры, а именно: количество избирателей в списках на тот и другой период. Так вот:

– март 2018 года: избирателей в списках – 1 518 357;

– март 2012 года: избирателей в списках – 1 658 644, то есть на 140,3 тысячи больше.

И при этом явка в нынешний март – 66,09%, а шесть лет назад она составила 61,2%. С учётом сокращения численности изби­рателей проценты нынешнего участия граждан-оренбуржцев являются очень приличными. Эти 5% разницы позволили улучшить рейтинг реальной активности оренбуржцев на президентских выборах на 13 пунктов (с 57-й позиции на 44-ю).

Здесь автор сознательно не приводит дальнейшие расчёты по приведённым данным. Кому интересно, тот посчитает сам и сделает выводы, среди которых, безусловно, будет и признание ро­ста явки на выборы позитивным фактором, свидетельствующим об укреплении гражданских ценно­стей в социально-политическом поведении оренбуржцев.

Это о положительном. Но не стоит закрывать глаза и на не менее красноречивые моменты иного свойства. Они представ­лены в таблице, в которой от­ражены территории области, где явка избирателей на голосование ниже 60%.

Два города и два округа, в ко­торых город и сельские населён­ные пункты объединены в единое муниципальное образование. Для сравнения приведём и террито­рии (числом тоже шесть), кото­рые замыкали по явке в 2012 году список территорий Оренбуржья: Советский и Октябрьский районы Орска, Кувандык плюс район, Гай (без района тогда), Новоорский и Домбаровский районы.

Пятидесятипроцентное совпа­дение. Может ли оно быть случай­ным? Не думаю. Случайностью не могу объяснить и снижение явки на голосование в Бугуруслане, а также в Акбулакском, Адамовском, Переволоцком районах и в некоторых других территориях, оказавшихся в нижней части списка по уровню активности при голосовании.

Политолог Татьяна Денисова пытается объяснить это обстоя­тельство внутренней трудовой миграцией (живёт человек в регионе, а работает в другом, ре­гистрация в Кувандыке, занятость – в Уренгое). Да, это аргумент. Но всё же лишь частично «покры­вает» явление. А ещё и потому, что на нынешних выборах была предельно упрощена процедура выбора избирателем места го­лосования: хочешь – через МФЦ, через портал госуслуг или, по ста­ринке, через ТИК или УИК.

Второй аргумент: ещё тща­тельней «вычистить» списки из­бирателей. Не спорю – надо.

И всё же: решение организа­ционно-информационных задач в избирательном процессе (что, конечно, необходимо!) электо­ральную активность заметно не поднимет без постоянной и умной работы по укреплению и укоренению в массовом созна­нии, в общественном мнении, в человеке наконец, ценностей, на которых формируется ответствен­ный гражданин.

Избиратель может не прийти на свой участок по разным со­ображениям, в том числе по принципиально-протестным, содержательным. Это его право.

И реализует он его или нет, зависит от того, какой он видит и оценивает работу местных орга­нов власти на своей территории.

К этому утверждению мы ещё вернёмся в следующем разделе.

 

Волеизъявление: партминимум и гражданский максимум

Смысл всеобщих выборов в том, чтоб узнать, кому из канди­датов народ доверяет пост главы государства, и утвердить законом волеизъявление избирателей. Итоги нынешнего голосования за президента России известны, и всё же повторим протокольные данные по Оренбургской области:

Владимир ПУТИН – 72,97%, или 731 838 голосов за

Павел ГРУДИНИН – 15,47%, или 155 156 голосов за

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ – 6,76%, или 67 777 голосов за

Ксения СОБЧАК – 1,15%, или 11 539 голосов за

Максим СУРАЙКИН – 0,78%, или 7846 голосов за

Сергей БАБУРИН – 0,61%, или 6137 голосов за

Борис ТИТОВ – 0,60%, или 6003 голоса за

Григорий ЯВЛИНСКИЙ – 0,57%, или 5748 голосов за

Для сравнения данные по стра­не по первым трём кандидатам: Владимир Путин получил 76,66% поддержки, Павел Грудинин – 11,80%, Владимир Жириновский – 5,66%. Остальная пятёрка кан­дидатов в сумме не набрала и пяти процентов поддержки, Владимир Вольфович один набрал больше, чем они, хотя свой показатель поддержки в Оренбуржье снизил на 6,6 тысячи голосов (от 74 414 до 67 717).

Не оправдал ожиданий КПРФ и лично Геннадия Зюганова «крас­ный» бизнесмен из-под Москвы Павел Грудинин. Не помог кан­дидату от КПРФ и политический союз с некоторыми левыми си­лами. Шесть лет назад «предше­ственник» Павла Грудинина – Ген­надий Зюганов – в Оренбуржье имел за 25% активных избира­телей, а это чуть больше 250 000 оренбуржцев. В нынешнем марте кандидат от КПРФ и «левого фрон­та» опустил это планку поддержки на 100 000 оренбургских избира­телей – вот такая партминими­зация. Впрочем, как и у ЛДПР, представленной своим лидером Владимиром Жириновским.

Оценки яркой победы на все­народных выборах действующего главы государства уже прозвучали. Хорошо известно, за какие заслуги перед Россией и её народами Вла­димир Владимирович в очередной раз получил исключительный во­тум доверия соотечественников. В Оренбуржье за него шесть лет назад голосовали 56,89% изби­рателей, а в нынешнем марте – 72,97%, то есть на 154,4 тысячи избирателей больше. Нетрудно догадаться, кто пополнил его электорат – молодёжь, а также разочарованные в КПРФ и ЛДПР. Ну, и те, кто раньше голосовал «но­гами», то есть не ходил по разным соображениям и обстоятельствам на выборы. Но ныне пошли, по­нимая значение марта 2018 года для будущей судьбы России, для её положения в мире.

Посмотрим в территориаль­ном разрезе распределение го­лосов по Оренбуржью: мини­мальные по победителю и макси­мальные по Павлу Грудинину и Владимиру Жириновскому. Итак, в каких муниципальных образованиях поддержка победи­теля оказалась заметно ниже, чем по региону (таблица слева).

Пока без комментария. Пред­ставим таблицей максимумы голосов по десяти территориям сначала за кандидата от КПРФ Павла Грудинина (таблица справа), потом – за Вла­димира Жириновского (ЛДПР) (таблица слева внизу).

В двух последних таблицах нет никакого совпадения. Случайно вышло? О полном совпадении та­кого рода и договориться-то нельзя, если даже этим специально зани­маться.

Но муниципальные райо­ны, округа и города, где поддержка Путина далеко за 50 процентов голосов, но заметно меньше, чем по области в целом, присутствуют особенно густо в таблицах по Павлу Грудинину… Два из них представ­лены во второй таблице.

 

Так в чём же дело?

Социально-политические предпочтения активного населе­ния, конечно же, не могут не раз­личаться. Не может быть полного единодушия всех без исключения людей в политических, экономи­ческих, социальных, культурных предпочтениях. Из того, что у людей разные взгляды на жизнь (если из них не следует практи­ческая агрессия, насилие, террор, криминальные проявления и т. д.), не стоит бить тревогу и делать далеко идущие выводы.

Но… попытаться понять, по­чему и где источник разногласия у населения по основным важней­шим вопросам государственного жизнеустройства, просто необ­ходимо.

И если взглянуть на позиции двух последних таблиц, погру­зившись в повседневные условия жизни людей, то мы обнаружим зависимость самочувствия на­селения районов от социально-экономических факторов, от качества местного самоуправ­ления, от усилий муниципаль­ных органов власти в широком информировании населения о своей деятельности (информа­ционной открытости), о ходе решения вопросов, беспокоящих земляков.

Кстати, это замечание относит­ся к данным таблицы с наимень­шим в процентном отношении количеством голосов в поддержку действующего главы государства. Показательные примеры в этом отношении Абдулинский округ, Домбаровский и Адамовский рай­оны.

Список может быть дополнен, если продолжить сравнительный анализ с привлечением новых данных и фактов, выходящих за пределы избирательной статисти­ки. Например, данные по оценке эффективности деятельности органов муниципальной власти районов и округов, городов региона. Уверен, что такой анализ тоже необходим…

 

Организация волеизъявления

Её качество характеризуют многие данные, в том числе и рост явки на выборы, о чём уже сказано.

От наблюдателей и ответствен­ных граждан не получены обра­щения по фактам, способные ис­казить общие итоги голосования в Оренбуржье. По процедурным и техническим нарушениям ре­шения принимались оперативно.

В некоторых избирательных участках с информационных стен­дов срывали дополнительные све­дения о незакрытых зарубежных счетах одного из кандидатов…

 

Булат Калмантаев

Новости
все новости