$ 63.07 € 73.80
16+
23 июля 2018, 20:04

В областном центре вручили антипремию «Оренбургская калоша»

03.04.2017, 16:14

В областном доме литераторов им. С. Т. Аксакова наградили лауреатов «Оренбургской калоши».

Шуточная антипремия присуждается четвертый год подряд и приурочена она к Дню смеха. Её вручают по инициативе местного поэта-пародиста Сергея Салдаева. Победителей выбирают народным голосованием.

Номинируют авторов, допускающих в стихах ляпы, нарушающие правила стихосложения. Награда - маленькая калоша, обвязанная красным бантиком.

Первое место по количеству голосов в номинации «Именем Тарабарского короля» получил Иван Ерпылев. Причём этот автор не первый раз берёт главный приз «за ахинею».

Второе место присудили Дарье Тишаковой, её номинация - «Завыли собаки голодные» (за ужасно страшные стихи).

Ещё одна номинация - «Пригодится воды напиться» (за безобразное отношение к пресноводным запасам родного края) посвящена Году экологии. Здесь отмечен Михаил Кильдяшов. Он получил в «Оренбургской калоше» третье место.

Upd.:

После публикации данной информации в редакцию обратился Иван Ерпылёв, с требованием опубликовать его ответ. Приводим его с сохранением орфографии и пунктуации источника:

Ответ на публикацию «В областном центре вручили антипремию «Оренбургская калоша».

На премию «Калоша» можно было бы не обращать внимания как на несмешную шутку, однако оренбургские СМИ стали преподносить присуждение этой антипремии «за самые нелепые, безвкусные, ужасные стихи» как негативную характеристику творчества номинированных авторов, в связи с чем следует сообщить непредубежденному читателю факты, подтверждающие беспомощность и ангажированность премии.

Мало кто из оренбуржцев знает, что писательское сообщество России и нашей области разобщено на два литературных союза – Союз писателей России, который следует считать преемником некогда единого Союза писателей СССР, и Союз российских писателей – либеральное объединение, созданное в 90-е годы.

В Оренбургской области сложилось так, что в местное отделение Союза российских писателей вошли литераторы, которых по творческим критериям никогда бы не приняли ни в Союз писателей СССР, ни в Союз писателей России. Среди них – Вячеслав Моисеев, Сергей Хомутов, Сергей Сальдаев (именно так по документам пишется фамилия «эксперта по калошам»), возглавляющий ныне оренбургскую ячейку Союза российских писателей Виталий Молчанов и другие.

Разумеется, литературная активность названных авторов не получает признания со стороны профессиональных оренбургских литераторов.

Ранее творческую несостоятельность данных писателей убедительно и принципиально показал кандидат филологических наук Александр Старых в цикле критических статей в газете «Вечерний Оренбург»: «языковые несуразности терзают глаз читающей публики, даже если ее знания русского языка не выше школьной «четверки». Что говорить о других, если составитель и редактор альманаха В. Моисеев в своем рассказе «Шестой отряд просит сказку», отпускает такие перлы, как «малышня мелким сусликом носилась вокруг», «на душе было погано и томно», «Паша ладил ножичком пляшущего вприсядку человечка из дубового корешка». Не такие уж читатели мелкие суслики, чтобы не знать, что собирательное существительное стыкуется с единичным так же плохо, как и прилагательное «поганый» с «томным», обозначающим «исполненный истомы, устало-нежный», как это толкует словарь. А «ладить» - это значит «налаживать, готовить к действию», а совсем не то, что думает Моисеев. Вроде бы мелочи, но видишь, что «ладили» альманах неважно. Как метко заметил другой классик В. М. Шукшин, ошибки при красивом почерке все равно что вши в нейлоновой рубашке».

Слабому оренбургскому поэту Виталию Молчанову посвящена моя статья «Мыки Молчанова», которая доступна для прочтения в интернете.

Таким образом, антипремию «Оренбургская калоша» следует расценивать как метод борьбы Сальдаева и его друзей с наиболее активными и инициативными молодыми литераторами, входящими в Оренбургское отделение Союза писателей России, много делающими для развития Союза и популяризации традиционных культурных ценностей.

Технология этой премии такова. Сальдаев отбирает, вырвав из контекста, отрывки из стихотворений членов Союза писателей России – Михаила Кильдяшова, Дарьи Тишаковой, Влады Абаимовой, Ольги Мяловой, для конспирации разбавляя их примерами творчества самодеятельных поэтов, не состоящих в творческих союзах. После этого каждому отрывку присваивается некий «ярлык» – уничижительная характеристика, которая служит красной тряпкой для читателя – раз написано, что смешно, значит, надо смеяться. В каждой из «номинаций» представлен только один автор, но среди них нет ни одного горе-поэта, представляющего Союз российских писателей, хотя бы из тех, кого я перечислил выше. Далее организуется голосование на информационной площадке. Кто и как голосует – я не знаю, но результаты голосования предсказуемы.

При этом, читателям не предлагается ни серьезное обсуждение недостатков процитированных стихотворений, ни обзор творчества авторов – вместо серьёзного разговора о литературе, о современной поэзии начинается фарс.

В статье о Виталии Молчанове «Мыки Молчанова» я проанализировал всю поэтическую книгу этого незадачливого поэта, выявил недостатки, присущие почти всем стихотворениям, показал общие тенденции, свидетельствующие о слабости поэтических опытов Молчанова.

Была ли такая работа проделана в случае с «Калошей»? Нет.

Говорят, о поэте следует судить по лучшим, а не худшим стихам. Доказал ли Сальдаев, что приведенные им отрывки являются общим творческим уровнем номинированных авторов?

Рассмотрим отрывок из моей поэмы «Сказки новой Сибири», по которому велось голосование. Поэма как эпическое произведение имеет сюжет, без знания которого можно только хихикать над тем, что не понимаешь.

Вкратце сюжет этой фантастической поэмы можно изложить следующим образом – в постфутуристическом обществе люди попадают в Сибирь, в условия вечной мерзлоты, где через три года их спасают мамонты, с помощью которых герои поэмы выбираются «по эту сторону» Уральских гор. Зная хотя бы эти начальные сведения, нетрудно понять, почему «грядёт четвёртая весна», при чём тут «слоновьи племена». Образ комаров-мастодонтов, конечно, гротеск, преувеличение, но он к месту в общем первобытном пейзаже поэмы. Если читатели и авторы премии смеялись над этим, то они смеялись над своей необразованностью. Строчку же «Хоть есть у каждого айфон – не дозвониться на Афон…» я считаю одной из самых значительных творческих находок – созвучие слов «айфон» и «Афон» лишь подчеркивает их смысловую полярность. Вдумчивый читатель должен был увидеть здесь антитезу потребительского и духовного начала.

Несомненно, «Калоша» преследовала цель выбить номинированных авторов из колеи, заставить их бросить литературную и общественную работу – на радость сальдаевым и молчановым. Однако этого не произойдёт.

На церемонию вручения антипремии меня никто не приглашал. Если бы пригласили – я бы обязательно явился, и тогда «калошники» сами бы сели в лужу.

 

Иван Ерпылёв,
поэт, член Союза писателей России

Новости
все новости