$ 65.44 € 75.46
16+
22 октября 2018, 12:59

Биострахование: всеобщее и бесплатное?

Пока в Оренбуржье процветает только коммерческое предложение
29.05.2016, 09:38
Учёные-биологи смело предполагают: к 2020 году треть всех заболеваний будет лечиться стволовыми клетками.
Фото: Google Images

Юлия Кручинина из Оренбурга (имя и фамилия изменены) родила второго ребёнка с целью собрать во время родов пуповинную кровь и, получив из неё стволовые клетки, помочь старшему сыну с заболеванием ДЦП. Относиться к такому поступку можно по-разному. Но факт остаётся фактом: клеточные технологии всё больше завладевают нашими умами. В первую очередь на них обращают внимание те, в чью семью пришла беда.

 

На вес золота

В приёмном отделении родильного дома по улице Восьмое марта стоит рекламный щит с приглашением рожениц принять участие в пополнении некоего загадочного для многих банка пуповинной (плацентарной) крови. Указан телефон представителя гемабанка. У большинства молодых родителей возникает вопрос: что это за проект?

Для начала нелишним будет напомнить о том, что такое стволовые клетки и почему клеточные технологии называют прорывом в медицине. Не только научно, но и на практике доказано, что стволовые клетки дают начало новым клеткам крови и иммунной системы, обновляют кожу, кости, клетки различных органов и систем человека. Впервые пациенту с анемией стволовые клетки успешно пересадили в 1988 году во Франции. С тех пор прошло много лет. Были и удачные, и неудачные операции. Кто-то наверняка вспомнит слухи об истинной причине смерти известных актрис Любови Полищук и Веры Самохиной.

Никто не спорит, риск неблагоприятных последствий пересадки стволовых клеток имеется, как и при любой другой операции. Но всегда будут люди, готовые использовать один шанс из ста ради красоты и здоровья. «Российская газета» рассказывала о 14-летней Регине из Нижегородской области с редким заболеванием синдром Девика. Из полной неподвижности её вывела пересадка стволовых клеток, однако она до сих пор остаётся слепа.

В обществе не первый год обсуждают не только медицинские, но и этические аспекты использования клеточного материала. У православных верующих возмущение вызывает использование в некоторых частных клиниках страны клеток, полученных из человеческих эмбрионов (кстати, именно они, по некоторым данным, вызывают впоследствии рост раковых клеток). В официальной медицине стволовые клетки получают из трёх основных источников: костного мозга, периферической крови (циркулирующей в организме) и пуповинной (плацентарной) крови. Сегодня ими лечат, например, рак крови. Клинически доказана польза клеток при лечении инсульта и инфаркта миокарда. Идут исследования в отношении сахарного диабета первого типа. Не исключено, что вместо установки дорогостоящего импланта скоро научатся выращивать настоящий зуб. Учёные-биологи смело предполагают: к 2020 году треть всех заболеваний будет лечиться стволовыми клетками.

 

Всё дело в молодости

Итак, клеточные технологии – это эффективное восстановительное и лечебное средство. С этим никто не спорит. А теперь о том, почему объявление появилось в роддоме. Если человек заболел, то получить из его крови или костного мозга стволовые клетки достаточно сложно и болезненно. Найти подходящего донора - ещё более мудрёная задача. Для совпадения донорского материала с организмом пациента нужно совмещение по многим параметрам. Выведена статистика: только в 30 процентах случаев можно отыскать подходящего донора. Как правило, это человек, близкий по генотипу и рождённый в той же местности. Возле банка по улице Аксакова, от вкладов в который, возможно, зависит чьё-то счастье и жизнь, нет ни охраны, ни даже металлической двери с кодовым замком. Просто надпись – криогенная лаборатория, вход посторонним запрещён. Чужие клетки вряд ли кому-то помогут.

Вот почему собственные клетки младенца считаются оптимальным вариантом решения проблемы. Сбор пуповинной крови – безопасный метод как для матери, так и для новорождённого. Процедуру проводит акушер-гинеколог уже после рождения ребёнка, когда пуповина перерезана. Клетки пуповинной крови молоды, а значит, у них больший потенциал по сравнению с другими источниками.

Когда бесценный материал получен, его можно использовать сразу, а можно оставить на хранение до тех пор, пока, не дай Бог, ребёнок не заболеет тяжёлым недугом или кому-то из его родных понадобится срочная операция. Спрос, как известно, рождает предложение. Вот почему появились гемабанки.

В 1992 году в США появилась пеpвая именная коллекция cтволовых клеток. Пpофеccоp Дэвид Хаppиc замоpозил cтволовые клетки пуповинной кpови cвоего пеpвенца. Cегодня Дэвид Хаppиc – диpектоp кpупнейшего в миpе банка cтволовых клеток пуповинной кpови.

 

По законам коммерции

Они существуют по всему миру, в том числе и в России. Например, рекламу в роддоме по улице Восьмое марта дал московский гемабанк. Мало кто знает, что и в Оренбурге есть хранилище. На областной станции переливания крови уже восемь лет действует именной банк стволовых клеток крови. Там находится более тысячи образцов. Материал хранится в жидком азоте при температуре минус 196 градусов. По словам заведующей отделением врача-транфузиолога Анисы Ишбулдиной, за эти годы ни один клиент не воспользовался материалом. Объяснение тому – отсутствие тяжёлых недугов, ради которых делалась биологическая страховка семьи. Кстати, о страховке. Услуга персонального банка недешёвая. Для оплаты всех первоначальных процедур по забору, выделению стволовых клеток и закладке на хранение требуется около 50 тысяч рублей. Год хранения в банке – 4 тысячи рублей (у москвичей расценки ещё выше). Если провести аналогию, пусть и отдалённую, например, с добровольным страхованием жизни в страховой компании, то разница в оплате громадная: чтобы застраховаться от несчастного случая на 100 тысяч рублей, за год нужно заплатить 800 рублей. И никаких первоначальных взносов. Выходит, что прежде всего предложение гемабанка является коммерческим, и шанс создать надёжную биологическую страховку для всей семьи имеют только состоятельные люди. Ну что ж, остаётся выяснить, насколько эффективным на практике оказывается вклад в гемабанк.

 

Важные нюансы

Вернёмся к Юлии Кручининой из Оренбурга. Смогла ли она вылечить старшего сына, страдающего детским церебральным параличом? Рассказывает главный детский невролог министерства здравоохранения Оренбургской области Егор Гранкин:

- Ни она, ни вторая мама тоже страдающего ДЦП ребёнка (у нас в Оренбурге было два случая, когда мамы родили детей с такой целью) не дождались чуда, хотя с момента получения и использования стволовых клеток прошло шесть лет. Конечно, это только два случая, и по ним нельзя делать обобщающие выводы.

Не будем забывать о том, что в случае с Юлией Кручининой ставка была сделана на стволовые клетки брата. И кто знает, какой результат был бы в том случае, если бы это были собственные клетки больного ребёнка? Как бы там ни было, повод призадуматься есть у остальных родителей с детьми, больными ДЦП, которые сейчас рассматривают клеточные технологии как панацею.

В вопросе медицины будущего есть ещё один немаловажный нюанс, о котором умалчивают представители гемабанков. Как поясняет главный детский онколог министерства здравоохранения Оренбургской области Александр Шапочник, объёма клеток, сохранённых в гемабанке, хватит для ребёнка весом только до 30 килограммов. Если он весит больше, то для операции придётся искать дополнительные источники получения стволовых клеток, например, живого донора. А удача, как мы уже говорили, улыбается только в 30 процентах случаев.

 

Не всё измеряется деньгами

Так уж устроен человек, что он склонен верить в чудеса, особенно когда речь идёт о спасении сына или дочери. Да и не только кровь иногда отдают родители своим детям для того, чтобы те выздоровели, но и кусочек собственной печени, целиком почку. Разве это соизмеримо с деньгами, особенно когда их много, а в родне есть тяжелобольные? Поэтому и находятся среди состоятельных граждан желающие воспользоваться именным гемабанком. А это 15-16 человек в месяц только по Оренбургу.

И всё бы хорошо, вот только как же остальные, кто уже не может родить ребёнка, но хотел бы воспользоваться передовой медицинской технологией? Не правильнее было бы организовать наряду с персональным ещё и публичный гемабанк по примеру Самары и Казани, тем более что областная станция переливания крови является государственным бюджетным учреждением здравоохранения? Мне почему-то кажется, что многие роженицы, если им правильно объяснить, даже бесплатно пожертвовали бы несколько капель пуповинной крови для спасения незнакомого малыша или взрослого человека. Ну не всё же измеряется звонкой монетой, и среди оренбурженок есть много великодушных, добрых и сердечных женщин, сочувствующих чужому горю. Сегодня кому-то бескорыстно помогли вы, а завтра помогут вам, тоже не требуя ничего взамен. И чем больше вкладов в такой банк, тем больше в арсенале хирургов инструментов для качественной и быстрой помощи. И, может быть, в этой копилке когда-нибудь найдётся та капелька, которая принесёт облегчение в семью Юлии Кручининой.

Инна Ломанцова

 

 

Новости
все новости