$ 63.23 € 73.64
16+
22 июня 2018, 14:18

Бросьте кнут, пеките пряник

Что на самом деле всем нам приносит прибыль?
12.07.2016, 15:37
Фермер Виктор Перепёлкин: «Слово «бизнес» не из моего лексикона. В бизнесе главное деньги, прибыль любой ценой. Мне это не подходит».
Фото: Олег Рукавицын

Жизненной философией поделился заслуженный фермер РФ Виктор Перепёлкин из Оренбургского района.

В разных корзинах

– Виктор Александрович, говорят, с фермером, как и с англичанином, беседу лучше всего начинать с погоды.

– Увы, мы слишком зависим от природных явлений: засуха, саранча... Потому и шутки о сельском хозяйстве, как пра­вило, сводятся к тому, что у нас всего 4 проблемы: весна, лето, осень и зима.

– Получается, фермер не хозяин себе, им руководят небо, солнце и дождь? А в чём тогда ответственность главы хозяйства?

– В том, чтобы пос тепенно уйти от погодной зависимости. Когда на улице идёт дождь, у человека есть выбор: отменить свои планы и остаться дома или взять зонт и в сё-таки сделать то, что наме тил. Зависеть от погоды – это как если бы хвост вилял собакой.

– Но как уйти от зависимо­сти? Договориться с Богом?

– Экономисты советуют дер­жать деньги в разных валютах, как яйца в разных корзинах. А применительно к земледелию это означает, что не надо вкладывать­ся и рассчитывать только на одну сельхозкультуру. Мы, например, выращиваем пшеницу, ячмень, подсолнечник, нут, лён, кукурузу на зерно и многолетние травы на сено, чтобы обеспечить кормами рабочих КФХ и односельчан. В последние три года была засуха, неурожай на пшеницу, выручили остальные «корзины».

– Будь я в штате небесной канцелярии, всё равно бы сказала, что вам, сельхозпро­изводителям, не угодишь. Не­урожай – плохо. Урожай – тоже плохо, хорошей цены не дадут.

– Бывает (смеётся). Хотелось бы, конечно, ещё на этапе сева знать, почём сможешь продать выращенный урожай. В этом смысле

нам не хватает регу­лирующей руки государства. Рынок рулит слишком стихий­но. Хорошо хоть антисанкции сыграли в нашу пользу. Цены стабилизировались.

– Но у вас хорошая рыноч­ная школа. Ведь вы начинали в 90-е, когда рынок был не просто непредсказуемый, а дикий. Колхозы разорялись, ставки по кредитам прыгали...

– Думаю, начинать сложно в любые времена. Я на тот момент окончил аграрный университет, вернулся в родную Сергиевку ин­женером-механиком, брат Ана­толий из армии пришёл. На се­мейном совете мы решили вый- ти из колхоза и организовать фермерское хозяйство. 33 гекта­ра земли, старенький трактор да комбайн «Нива». Взяли первый кредит. И сразу нарв ались на засушливое лето.

Риск или осторожность?

– Сейчас у вас 6500 гекта­ров пашни и 23-летний стаж фермерства. Опыт – сын оши­бок трудных и он же лучший учитель. Какой главный вывод вы сделали за эти годы?

– Во-первых, убедился, что русский авось плохой союзник в деле. Но понял главное – что же всё-таки приносит прибыль. Не площади, не те хника и не сельхозкультуры. А люди. Со­трудники и соратники. И только они. В них и надо вкладываться. Слышали выражение «Ошибка агронома стоит миллионов»? Сейчас, к счастью, мы вышли на тот уровень, когда люди хотят у нас работать, просятся к нам, а значит, есть возможность выби­рать лучших специалистов. Ещё один путь – учить своих, из числа односельчан, и дальше поддер­живать их в жизни, закреплять на селе талантливую молодёжь. Меня тоже в своё время колхоз направил на учёбу в вуз, под­держивал стипендией.

– Говорят, все люди по складу характера делятся на кочевников и оседлых. Пер­вые больше ценят развитие, вторые – стабильность. Вы к кому себя относите?

– Трудный вопрос. Если сто­ять на мес те, не выходить из зоны комфорта, развития не будет. А с другой стороны, я очень привязан к Сергиевке, всю жизнь тут, безвылазно. Мог бы в городе остаться, не сомневаюсь, что всё равно нашёл бы себя, но для меня важно потрудиться на то место и тех людей, с которы­ми я рос. Не просто получить прибыль, а принес ти пользу, оставить добрый след в памяти. Вижу, у кого-то из односельчан сын отбивается от рук, алкого­лем увлёкся – беру к себе, даю возможность выучиться и рабо­тать на сельхозтехнике. Каждый может оступиться, хорошо, если рядом окажется тот, кто протя­нет руку помощи.

Развиваем инфраструктуру. В селе работают два наших ма­газина, кафе, пельменный цех, мясо покупаю у односельчан, которые держат скотину. Так что всё своё, натуральное.

– А сами почему не занима­етесь животноводством? Разве замкнутый цикл – не лучшее решение? Опять же скотину можно рассматривать как ещё одну «корзину для яиц».

– Предпочитаю не распы­ляться. Считаю, каждый должен заниматься своим делом, тем, в котором он наиболее компе­тентен. Иначе можно потерять контроль над ситуацией.

В поисках истины

– Какой стиль руководства вы для себя выбрали? Авто­ритарный или демократиче­ский?

– Я бы сказал демократиче­ский, но почему-то это часто вос­принимается как попуститель­ский. Я доверяю, но проверяю. Не из кабинета руками вожу, а вникаю в детали, постоянно в поле. Жизнеспособность хозяй­ства на 95 процентов зависит от руководителя. Но один руково­дитель в отрыве от своего кол­лектива не сила. Известно, что лучшие решения принимаются не одним человеком, а командой, коллегиально. Для этого команду себе надо подбирать не из тех, кто во всём с тобой соглашается и послушно поддакивает, а из тех, кто имеет своё компетент­ное мнение. Истина рождается в споре, в этом я уверен.

Слово «бизнес» не из моего лексикона. В бизнесе главное деньги, прибыль любой ценой. Мне это не подходит. Да, я предприниматель, но для меня важно остаться человеком, не идти по головам.

– В вашем бизнесе участву­ет вся семья: сын пр ограм­мист, но когда надо – и за ком­байн садится, дочь заведует магазинами, а какая функция у супруги, которая, насколько мне известно, работает в мест­ной школе учительницей?

– Она считает деньги (сме­ётся).

– Правильно, умные люди говорят: если жена рассерди­лась, бросьте в неё кошелёк.

– Семья тот тыл, опираясь о который только и можно раз­виваться, расти, стремиться к новым целям. Я хочу своим при­мером показать и своим детям, и всей нашей сельской молодёжи, что честным трудом можно соз­давать достойную жизнь вокруг себя, там, где родился и живёшь.

Повод для радости

– Заметила любопытную тенденцию. В анекдотах про американских фермеров вы­смеивается их жадность и бестолковость. А шутки про наших фермеров скорее груст­ные, чем смешные, потому что работать приходится на износ. Например, «узнав, что фермер взял в аренду ещё 10 гектаров земли, его конь повесился».

– Да, это нелёгкий путь. Но чем труднее задача, тем больше потом радуешься, что удалось её решить.

– Например?

– Дано: подсолнечник прино­сит прибыль, но истощает почву; после него з емля заражается сорняками; заразиха, напри­мер, быстро распространяется, а вывести её трудно. Что делать? Ответ: мы единственные в рай­оне начали выращивать лён на семена. Лён не боится заразихи. В этом году мы в 5 раз увеличили площади под лён. Нут тоже хо­рошо продаётся, и при этом он благодатный предшественник для сева других культур.

– На днях вы получили весьма престижную медаль «Заслуженный фермер РФ». Это самая радостная награда для вас на сегодня?

– Профессиональное призна­ние штука приятная, скрывать не стану. Но никакая награда не сравнится с чувством, когда видишь первые всходы, наблю­даешь, как наливается колос.

Мы сейчас строим несколько крупных складов, отказываемся от элеваторного хранения. В перспективе должна быть за­метная экономия. Ну а если говорить о текстах в рамочках... Видите, вон там благодарность от односельчан?

– За доброту, великодушие, понимание и человечность?

– Да. А рядом кубки за спор­тивные достижения команды нашего КФХ. Смотрю, и душа радуется. В этом году мы нача­ли строить жильё для молодых кадров. Тесно сотрудничаем с местным сельсоветом, помогаем материально. Глава – очень по­рядочный человек, тоже болеет душой за село.

– Вы говорите об односель­чанах и своих сотрудниках с какой-то почти родственной теплотой. Но любая система руководства, в том числе педа­гогическая, состоит из кнута и пряника.

– А помните, в каком-то фильме звучала мысль, что ла­ска – единственный способ, который только возможен в об­ращении с живым существом?

– Это Булгаков, «Собачье сердце». Так считал профессор Преображенский.

– Вот-вот. Я с ним согласен. Если сотрудник доволен усло­виями труда и уважительным отношением к себе, он работает с большей отдачей. Тогда и дела в порядке, и с совестью нет раз­ногласий. 

Марина Васильева

Новости
все новости