$ 63.71 € 74.04
16+
19 июля 2018, 22:14

Вождей – в коробку

30.09.2016, 14:41
Протоиерей Димитрий Смирнов: «Сейчас у меня воспитывается 35 детей от четырёх лет и старше, есть студенты колледжей».
Фото: Олег Рукавицын

Во время IX межрегиональных Богородице-Рождественских образовательных чтений, проходивших в Оренбурге, мы попросили протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства ответить на несколько вопросов. 

- Правда ли то, что пишут о вас в Интернете: будто вы называли добрым делом взрыв памятника Ленину? А про атеистов выразились так: если после смерти ничего нет, то логично предположить, что жизнь бессмысленна и нужно покончить с собой?

- Нет, это передёргивание смысла слов, сказанных в одном из интервью. Я уверен в том, что уничтожать памятники вождю пролетариата и другим советским деятелям не нужно. И у меня есть даже свой проект по их сохранению: собрать все монументы Ленину, Сталину, Маленкову, Хрущёву и на въезде в международный аэропорт  установить по обеим сторонам бетонного ангара без окон в форме захлопнутой с обратной стороны коробки. Показать этим то самое светлое будущее, к которому нас вели долгие годы.

У вас в Оренбурге, кстати, памятник вождю пролетариата непропорциональный – Ленин был низенького роста с короткими руками и ногами.

Про атеистов скажу так. Даже если они умирают за родину, то где она эта родина после их смерти? Впереди ничего нет. Вот и подумайте: для чего жить?

- Как вы прокомментируете случаи совращения детей священнослужителями, слухи о которых ходят в том числе и у нас в Оренбурге?

- Всё очень просто. Надо написать заявление в полицию и совратителя посадят лет на 15. Эта схема должна быть применима не только к священнику, но и ко всем остальным, кто покушается на сексуальную неприкосновенность ребёнка.

Давайте честно признаемся, что извращенцы встречаются среди учителей, чиновников, людей рабочих профессий. Недавно был случай в московской школе. Арестовали директора, завуча, преподавателя. Другое дело, что подобное обвинение может быть способом мести по отношению к конкретному человеку.

Во всём нужно тщательно разбираться.

- Можно ли осуждать женщину, которая отказывается вынашивать и рожать ребёнка от насильника?

- Зачатие при изнасиловании происходит крайне редко. Но даже если такое и произошло, то в чём виноват ребёнок? Почему его нужно убивать?

Готов заявить на всю страну, что приму на воспитание всех детей, от которых отказываются изнасилованные женщины.

- При вашей церкви имеются ясли-сад?

- Да. Сейчас у меня воспитывается 35 детей от четырёх лет и старше, есть студенты колледжей. И такая система, когда церковь принимает на воспитание брошенных детей, начинает распространяться по всей России. Приюты действуют при некоторых монастырях.

- Как вы относитесь к сожительству молодых людей без заключения брака?

- Давайте рассуждать: что отличает человека от животного? Прежде всего, религиозность и возможность брака. И какие бы термины мы ни придумывали (бой-френд, гражданский брак), суть остаётся всё та же. Ну вот напишите вы на туалете «Дворец бракосочетания», и что от этого изменится? Вонять-то всё равно будет.

Нежелание нести ответственность за другого человека, неумение создать условия для воспитания детей – вот что такое внебрачная связь. Поэтому так много сейчас молодых парней, которые ищут себе не жену, а, по сути дела, вторую маму, чтобы не самому о ком-то заботиться, а чтобы заботились о нём.

- На что, прежде всего, должен надеяться больной человек: на милость Божью или на врачей?

- Если ломаются ногти, то с этим можно походить с полгодика. Если подагра – вряд ли боль утихнет сама собой. Ну а уж если диагностировали рак – нужно немедленно бежать к врачу.

Наши искренние, идущие от сердца молитвы Бог слышит. Но от помощи врачей отказываться нельзя.

Записала Инна Ломанцова 

Справка «О»

Протоиерей Димитрий Смирнов - правнук священномученика Василия Смирнова.

Образование: Физико-математическая школа № 42. Художественно-графический факультет педагогического института. Московская духовная семинария и Московская духовная академия.

Служение: настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, а также ещё восьми храмов, два из которых находятся в Московской области. Занимается широкой церковной и общественной деятельностью.

В продолжение темы

На пленарном заседании чтений протоиерей Димитрий Смирнов выступил с докладом «Главный вопрос существования народа и государства в XXI веке», в котором обратил внимание на то, как столетие, прошедшее с революции 1917 года, повлияло на сознание русских людей.

«Про эту эпоху даже нельзя сказать, что мы ее пережили, ― сказал священник. ― Теперь, когда можно, пусть и с определенными трудностями, достичь архивов, для моей семьи выяснилось, что среди моих родичей двадцать два священномученика. И прадед, и прапрадед, и прапрапрадед, и до семнадцатого века были священники; и двадцать два человека из семьи было расстреляно. Как можно сказать, что эпоху мы пережили? Нет, это не пережили, это продолжается дальше.

И на этих примерах мы воспитываем детей, которые оказались на нашем попечении. Это долго и неизбывно, как неизбывна церковная история. Мы вспоминаем гонения на Церковь римских императоров, прекрасно помним, кто их возбуждал, это очень важная часть церковной истории. И по тому, что пережила Русская Православная Церковь в этом столетии, совершенно ясно, что это вызвано драконовым отношением к собственному народу. Если посмотреть на современные проблемы России, ― а их очень много, нынешняя власть старается кое-что из этого устранить и даже что-то получается, чему мы, естественно, рады, ― то они непосредственно связаны с тектоническими сдвигами в сознании некогда русского человека при переработке его в советское».

«Однажды, ― вспоминает о. Димитрий, ― двадцать пять лет тому назад я стоял и глядел, как каменщики возводили уничтоженную колокольню на храме, где я служу до сих пор. Подходит ко мне гражданин на вид лет восьмидесяти, коротко подстриженный, совершенно седой, с голубыми глазами, крепенький такой, и говорит: «Батюшка, разрешите обратиться». ― «Да, пожалуйста». ― «Как же так случилось: сколько мы вас расстреливали, а вы вновь восстанавливаете храмы?» Я ему отвечаю: «Знаете, траву чем чаще косить, тем она гуще растет». Вроде бы должно быть все отбито, а рождаются новые молодые люди, которые идут в монастыри, становятся священниками, начинается совсем новая жизнь. Даже, помню, меня поразило: я тогда состоял в Епархиальном совете, туда пришел юноша и сказал: «Дедушка мой взорвал храм, отец его восстановил, а я теперь иду в семинарию».

Все, что произошло с нами в семнадцатом и в последующие годы до сегодняшнего дня, это в нас советское, и во мне это есть, и во всех… Главной причиной наших экономических проблем почему-то называют коррупцию, хотя коррупция ― это только сегмент. На самом деле, абсолютно грубое казнокрадство. А с чем это связано? Зачем человеку нужен миллиард долларов? Это же болезнь. Вот, человек заболел сребролюбием, и вот он достигает миллиарда долларов и думает, что его это от чего-то спасет, хотя он может попользоваться деньгами очень небольшой период жизни до того, как его снесут на кладбище или в крематорий, кому как приятней. А о сребролюбии, о пороке своей души, он не знает. Говорятся какие-то общие слова о нравственности, о развитии гармоничной личности, то есть лепится демагогия, потому что любая нравственность стоит только на базе религиозности. Зачем придумывать религиозность, когда у нас есть тысячелетняя Церковь? Нужно просто от безбожия вернуться к Богу. Первая причина всех наших русских нестроений кроется в народном безбожии. Это главная, фундаментальная проблема».

«Среди нас здесь находятся учителя, ― отметил глава Патриаршей комиссии. ― Что им воспитывать? Любовь к труду с помощью лозунга «надо трудиться»? А зачем трудиться? Единственное основание и для труда, и для того, чтобы от себя отнять и отдать другому, и для того, чтобы не смеяться, когда кто-то упал, а наоборот, дать руку и поднять, чтобы не избивать ногами лежачего, ― это религиозное отношение к жизни.

Когда человек понимает, что можно, а что нельзя, что такое хорошо и что такое плохо. Как этому научить, если нет соотнесения с жизнью Небесной? Ведь правда от Бога, а не от начальства, не от культуры, не от кино и тем более не от эстрады. Никогда никакой нравственности быть не может без обращения человека к Богу, только с этого все начинается.

И еще: при нашей территории нужно, чтобы в семье рождалось 2,1 ребенка. Сто лет назад средняя семья имела семь-восемь детей. А десять, пятнадцать, двадцать детей ― это было обычное явление. Больше двадцати ― уже писали в газетах. Поэтому народ рос. Говорят, что при Николае Втором русский народ вырос на 50 миллионов человек. А сейчас мы вымираем, стареем и можно пенсионный возраст объявить с 80 лет. Средний возраст сейчас у россиянина 40 лет, мы чрезвычайно старый народ. Из каких денег будем выплачивать пенсию следующему поколению? Из конфетных фантиков? Это серьезнейшая задача. Не говоря уже о том, что у нас очень много «друзей» во всем мире, которые считают, что у нас слишком много алмазов, золота, газа и леса.

Конечно, такой большой организм, как народ, умирает постепенно, настолько постепенно, что человек как-то и не замечает. Но, то, что происходит с нашей российской семьей, что происходит из-за безбожия в отношениях между мужчиной и женщиной, в сознании, в сердце, это просто катастрофа. Главным в школе надо сделать предмет «Семья», потому что молодой человек дезориентирован, дома нет папы, то, что льется на народ из главного воспитателя, телевизора, можно назвать только антивоспитанием, оно оказывает совершенно деструктивное воздействие. И в результате что? Брошенные дети, женское воспитание и образование. Если посмотреть, что происходит внутри наших школ и внутри семьи, ― народ находится в катастрофическом состоянии, как зверь в клетке, который перестает размножаться. Вымирает, как амурский тигр. Нас, как жителей земли русской, это должно если не волновать, то хотя бы интересовать? По всему видно, что нет».

«Надежда, ― отметил священник, ― только на духовенство. Спасти человека может только Церковь. А Церковь, особенно ее учащая часть, начнет об этом говорить тем, кто хочет слушать, кто приходит и хочет венчаться.

Всем рассказываю случай, который произошел в этом году. Подходит ко мне пара, говорят, хотим венчаться. Я отвечаю: «Отлично, один вопрос вам можно задать?» ― «Можно». ― «Что такое невеста?» Ни она, ни он не смогли сказать. «Пойдите, узнайте, что такое невеста, а потом приходите и поговорим». Пока не пришли. Интересно, русский человек не знает, что такое невеста. Но по каким-то соображениям он венчаться хочет. Я уж не спрашиваю, что такое венчаться, спаси и сохрани. Это, наверное, не всякий диакон расскажет.

Нам нужно этим озаботиться и нужно это изменить. И вот это изменение отношения и понимания, что такое семья, что такое жизнь, в чем ее смысл, в чем ее радость, оно эту радость даст. Тогда, может быть, мы не будем такими унылыми и будем заниматься не только отделкой собственной квартиры, а вообще и всей Земли, которую нам Господь дал за труды и молитвы наших предков».

(По материалам Оренбургской епархии и Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства)

 


Новости
все новости