Не выходи из комнаты…

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.

Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?

За дверью бессмысленно всё, особенно – возглас счастья.

Только в уборную – и сразу же возвращайся.

Иосиф Бродский

 

Сколько раз, выходя из дома за полночь, я убеждался в пра­вильности этого совета. И осо­бенно утром.

Иногда общение вредно, как грипп: ещё неизвестно, к каким осложнениям приведёт. Даже если это обще­ние с хорошим человеком – ду­шой компании. Ну а если ещё и людей много… (А ну-ка, вспом­ни, читатель, у каждого в жизни были ситуации, которые опи­сывались словами: «А потом он куда-то пропал (потерялся)…»)

Так вот, мы начинаем «теряться» уже тогда, когда выбираем для общения толпу. Это я вам как интроверт говорю. Мы и так всё теснее прижимаемся друг к другу без близости, впрочем, в метро или в маршрутке в час пик может запросто завязаться роман и за время поездки прой­ти ВСЕ стадии.

Поэтому очень часто хочется отделиться от потока и постоять в стороне. Не выходить из комна­ты. И, надо сказать, в замкнутом пространстве однокомнатной квартиры можно найти много интересного. Солнце играет зо­лотом на замороженном стекле.

Цветок на подоконнике распу­стил новые молодые листья, и в утреннем свете видна каждая прожилка. Увлажнитель напол­няет пространство паром, и вот мы практически в джунглях.

А окна! Сколько кадров я сделал, просто подойдя к окну! И со вре­менем, если молчат все дрели, наступает некий дзен.

И дело тут не в какой-то инфантильности, просто человеку трудно, а порой невозможно добиться состояния покоя.

Даже хобби какие-то… взрывоопасные. Прыгни с мо­ста… Покори Эверест, что – нет? Ну, уж горный велосипед у тебя точно должен быть или байк, чтобы на скорости двести.

Потихоньку отхожу в сторо­ну. Сильных эмоций мне хва­тает, стоит только шагнуть за порог.

И сейчас, спустя все (ну, поч­ти все) новогодние праздники, я умиротворённо стою у окна. Ёлки, словно спички, гаснут одна за другой. Я улыбаюсь.

Здесь солнце садилось и светом ласкало

Мой сказочный замок из кухни и зала,

И темень привычно вползала за ворот,

И чёрными крыльями мерила город,

А утро на окна смотрело бесстыже

Глазами чужими, что стали мне ближе,

Давай, позабыв о квартирном аресте,

Подумаем, будто всегда будем вместе

Холодною ночью.

Мы слушали дождь, барабанящий в стёкла

И по мостовой, что, как небо, промокла,

И мы говорили о светлом и славном,

И мы говорили, казалось, о главном.

Теперь же залив, диким ветром гранённый,

Глядит на меня, словно ствол воронёный,

Друзья разбрелись по скамьям заведений,

Которые мне не внушают сомнений,

И лето кончается, землю испарив,

И осень проглотит меня, не поджарив,

Я старый портрет от мороки отмою

И вспомню тебя чёрно-белой зимою,

Холодною ночью.

Олег Рукавицын

Фото автора

Scroll to top