Дембельский альбом

Как любил говаривать мой приятель: «Тебе неинтересно, Олег, но я всё равно расскажу». Но тебя, читатель, праздник, который состоится в эту субботу, не оставит равнодушным, даже если ты барышня.

А как же носки? Наборы для бритья? Они же сами себя не купят. Да, да, совершенно верно, речь о 23 февраля…

Отмечаю я его хорошо, имею, тык-скыть, полное право, потому как служил, нюхал (портянки и порох), да ещё два года. Эти непередаваемые ощущения идут со мной всю жизнь.

Говорят, что со временем воспоминания остаются только хорошие. Это они зря.

Тем не менее я всей душой люблю это время проверки на прочность, даже не тела, а души. Найти в хаосе чужих лиц людей, которым можно доверять, друзей, с которыми делишь почти всё, – это самая главная ценность срочной службы. Во всяком случае для меня.

Именно таких людей во фронтовых песнях называют боевыми товарищами. Служил я в ЗГВ (Западная группа войск в Германии), в то замечательное время, когда разрушили Берлинскую стену.

С другой стороны, мы, ещё толком не понимая, как называется наше молодое государство, счищали бритвенными лезвиями с погон буквы СА (Советская армия, да, та самая, из-за которой праздник). Новоиспечённых российских солдат любили новоиспечённые жители объединённой Германии (дико звучит по сегодняшним временам, но это так!).

В Рождество к воротам части, дислоцировавшейся на Недлицштрассе, 13 в Потсдаме, приходили немцы, передавали подарки. Вязаные вещи, коробки конфет… что-то доставалось и нам. Солдатам. А мы в это время долбили брусчатку времён кайзеровской армии (это не шутка) на территории части, чтобы добраться до исторического водопровода. Впереди маячила весёлая вечерняя прогулка строем и с песней.

А за ними фантастический выходной. У него, как и всего в армии, было название типа «спортивный праздник». Армия – это работа. Нелёгкая, ежедневная. С дисциплиной, подчинением и ежесекундным контролем. Я к тому, что, когда тебе 19, мысли твои совершенно естественным способом текут за ворота части, путь которой, вне всякого сомнения, овеян боевой славой. Ты скучаешь по дому и той, без которой жить не можешь.

Каждый ищет выход своим стремлениям, и мы с парой друзей нашли такой. Мы писали песни, собираясь в одном из закутков в то самое отведённое уставом «личное время», когда не нужно было стирать, гладить или стричься. Рок-нролл и армия, казалось бы, вещи несовместимые, но, как я сейчас понимаю, эти полярные понятия существовали в одной связке закономерно. Действие часто рождает противодействие.

Когда я служил, каждый увольняющийся в запас должен был увезти с собой «дембельский альбом». В них, на фотокарточках 9 на 12, а то и 13 на 18, мгновенно желтеющих от недостатка фиксажа, должна быть отражена я-с-автоматом-на-присяге-с-лопатой-на-танкес-корешами боевая доблесть.

Каких только диких вариантов оформления я не видел! На них клеили погоны, значки «Гвардия», но более всего меня впечатлила обложка из куска… шинели.

Мой «альбом» состоял из двух небольших картонных коробок с негативами. Я снимал жизнь. Немного дурашливую, игриво-позёрскую, с нотками горьковатой тоски по дому.

Такой вот коктейль. За нас.

Олег Рукавицын

Scroll to top