Затраты растут, загрузка падает

В последнее время сырьё для переработки поступает два-три раза в месяц, и этих объёмов не хватает для стабильной и полной загрузки печей.

На прошлой неделе пришли 500 тонн — это на несколько дней работы.

— В таких случаях из вынужденного простоя отзываются работники, затем они снова сидят дома — до следующей поставки, — рассказала по телефону председатель Оренбургской областной организации горно-металлургического профсоюза России (ГМПР) Оксана Обрядова.

В рамках трёхстороннего соглашения, действующего между профсоюзами, работодателями и региональным правительством, Оренбургская областная организация ГМПР и Федерация профсоюзов Оренбуржья направили извещения о ситуации на заводе в областные министерства — труда и экономразвития.

По условиям этого соглашения, работодатели несут определённые обязательства перед своими коллективами, а в случае невозможности их выполнения уведомляют об этом региональное правительство и профсоюз, которые контролируют соблюдение прав работников при сокращении (приказ гендиректора ООО «СФНЗ» о высвобождении всего коллектива, как и положено по закону, поступил в профсоюз за три месяца до намеченной даты — 30 апреля). Тем не менее обязать собственников предприятий продолжать работать в убыток ни профсоюз, ни власти не могут.

Главный технический инспектор труда Горно-металлургического профсоюза РФ по Оренбургской области Александр Васильев добавляет, что в целом картина омрачается не только объёмами переработки.

— Работодатель может ссылаться на большие издержки производства, на растущие долги перед энергетиками, на то, что себестоимость ферроникеля, выработанного на СФНЗ, выше средней мировой цены (лет десять назад тонна никеля стоила от 20 до 23 тысяч долларов, сейчас цена колеблется от 14 до 18 тысяч долларов за тонну). За это время существенно выросли тарифы на свет, газ, транспортные расходы. Да, в этом есть доля правды.

Но гипотетически можно было гораздо раньше провести масштабное техническое перевооружение (старому оборудованию почти полвека), снизить энергоёмкость производства и в целом себестоимость продукции. Но для этого нужны инвестиции и, собственно, сам инвестор с «длинными» кредитами, — пояснил Васильев.

Прошлый инвестпроект по созданию опытного производства на базе бывшего плавильного цеха, предполагавший создание новых рабочих мест, обнадёживал перспективами, но не оправдал себя. Он был рассчитан на переработку руды местного Буруктальского месторождения, а она по содержанию никеля бедная.

Кстати, четыре года назад была идея перевести завод на собственное энергоснабжение. Тогда закупили четыре газовых генератора, поставили два, но стать автономными от энергетиков не получилось. Теперь, по словам Васильева, генераторные установки, возможно, придётся продать, чтобы выручить средства для погашения долгов. В структуре задолженности завода известны суммы претензий энергетиков, кредиторов, но есть ещё поставщики и иные партнёры, которые тоже могут встать в очередь наряду с другими истцами.

Сам профсоюз уже подготовил к руководству завода один иск на 138 тысяч рублей. Это сумма удержанных профсоюзных взносов с работников за несколько месяцев, но деньги до ГМПР так и не дошли, что является нарушением трудового законодательства.

Из всех 192 человек подавляющее большинство работают именно по металлургическому профилю. С трудоустройством будут помогать всем — и плавильщикам, и механикам, и водителям. Начальник Светлинского центра занятости населения Елена Андреева рассказала, что вакансии в Светлинском районе есть, но мало и не по профессии. А найти работу в соответствии со специальностью можно в других регионах или районах области, например, есть варианты в Гае.
В прошлом году на заводе не было сокращений штатной численности, но были увольнения сотрудников в связи с окончанием срока трудовых договоров.

Чтобы завод вернул долги, кредиторы требуют через суд признать СФНЗ банкротом. На предприятии ввели наблюдение. Общая сумма требований — 825 миллионов рублей. Из них 787 миллионов — это долг перед «Абсолют Банком» (кредит на модернизацию плавильного цеха). Свыше 20 миллионов рублей завод должен за тепло и электричество, почти 16 миллионов — налоговые обязательства перед бюджетами и фондами.

Алла Черкесатова

Scroll to top