$ 62.22 € 72.47
16+
26 мая 2018, 14:59

Забуриться к союзникам

О судьбе оренбургских буровых установок на просторах ЕАЭС
28.06.2017, 14:10
Буровую установку заводчане искренне любят. Называют Невестой.
Фото: Web

– В Таджикистане люди старшего поколения ещё говорят по-русски. Молодые английский знают, а русский нет. Только трудовые мигранты учат русский.

Там горы. Таджики много бурят. Моё оборудование им нужно. Я говорю: «Покупайте! У меня классные трубы и установки!» Они спрашивают: «На сколько рассрочку дашь?» А я рассрочку дать не могу. Меня в случае задержки оплаты финконтроль накажет, – рассказывает о евразийском сотрудничестве Александр Медведев, генеральный директор оренбургского Завода бурового оборудования.

ЗБО – одно из немногих промышленных предприятий, которое не только выжило, преодолевая экономические кризисы, но и смогло дать рынку новый, качественный, до сих пор не производившийся продукт – буровую установку, не уступающую западным аналогам, совершенно конкурентную в мировом пространстве и абсолютно вписывающуюся в патриотические программы ипортозамещения.

Как работается заводу на евразийских рынках? Что думает Александр Медведев о процессах евразийской интеграции, которые стали так актуальны на фоне новой геополитики?

 

Чистая политика

1 января 2015 года Россия, Казахстан, Белоруссия, Тад­жикистан и Кыргызстан под­писали соглашение о созда­нии Евразийского экономиче­ского союза (ЕАЭС). Страны- союзницы формируют общее экономическое пространство и свободное движение рабо­чей силы, капитала и товаров.

Александр Медведев го­ворит короткими, яркими фразами:

– ЕАЭС – это чисто полити­ческая вещь. Но это совершенно правильно. Мы должны помо­гать соседям, чтобы не получилось, что нам нож в спину прилетит. Не дай бог, пустят к себе какой-нибудь ИГИЛ* – это же страшная вещь.

– А что, разве не осталось общей экономической инфра­структуры со времён СССР? ЕАЭС, по-вашему, только по­литика? Никакой инженерии?

– У нас с Казахстаном оста­лась небольшая инфраструкту­ра. Но инженерные приоритеты были бы для нас важны, если б мы дружили, например, с США. Мы бы технологии у них пере­нимали, учились, что-то вместе пытались сделать.

Дружба со странами ази­атского региона – чистая по­литика. И очень правильная политика. ЕАЭС – структура, которая нужна всем. Азиатам в том числе. У нас есть более развитая экономика, ресурсы, технологии. Мы можем им по­мочь. Но пока в сё это трудно, как у бывших супругов. Когда разошлись в разные стороны, даже спор о зубной щётке мо­жет вызвать скандал. Каждому кажется, что национальный суверенитет важнее всего, что все на него посягают. А на до работать вместе, тогда страсти улягутся.

 

Недра Таджикистана

Когда Александр Кон­стантинович говорит о горах Средней Азии, глаза у него горят. И рассказ становится таким образным, что кажет­ся, мы уже там. Видны на горизонте каменные хребты, белое от зноя небо, пыль и много ржавой старой техни­ки, которую Медведев мог бы заменить на свои станки. Но у китайцев оборудование дешевле.

– В Таджикистане полезных ископаемых полные горы. И глубина бурения только 400 метров. Там ещё не паханное поле, даже разведки нормаль­ной не было. Может быть, они и до алмазов докопаются. Я предлагаю свой товар. Но рас­срочку дать не могу.

А вот китайцы приезжают в Таджикистан и дают свои кредиты. Хоть на 10 лет! То есть они ещё и уговаривают взять эту рассрочку! И под ми­нимальные проценты, потому Таджикистан покупает китай­ское оборудование.

– В ЕАЭС прописано фор­мирование единого про­странства, единый банк и общие рынки для энергоно­сителей и фармакологии. Должен был решиться и фи­нансовый вопрос. Разве нет?

– Должен. И обязательно решится. Но не сразу. Дожить бы до этого момента.

Сейчас подобная схема ра­ботает в союзной Республике Беларусь. Создан Российский экспортный центр (РЭЦ). С его клиентами работают инвести­ционный фонд ОНЭКСИМ и Российское агентство по стра­хованию экспортных кредитов и инвестиций. Первый выдаёт деньги под сделки, второе эти сделки страхует.

До сих пор не было ничего подобного. На сделки с предприятиями Белоруссии заре­зервировано 10 миллиардов рублей. То есть, если я найду клиентов в этой республике, ОНЭКСИМ даст им кредит под 6,5 процента годовых. Мне ра­ботать будет почти так же удоб­но, как китайцу в Таджикиста­не. Но пока эта схема работает только на Беларусь. А там не т нашего рынка сбыта, потому что нет в этой республике твёр­дых полезных ископаемых.

 

Надёжный партнёр

Страны Средней Азии раз­личаются по своему экономи­ческому потенциалу и разви­тию. В Казахстане, например, промышленность работает по европейским стандартам. Но есть республики, где даже ветеринарный контроль не соответствует стандартам Таможенного союза.

– С Казахстаном мы рабо­таем уже много лет, они наши постоянные партнёры и друзья. Там уже давно поняли – ки­тайское оборудование поку­пать невыгодно. Во-первых, соотношение цена – качество у российской продукции гораздо лучше. Во-вторых, инструкции к китайским буровым стан­кам написаны иероглифами, а переводчика днём с огнём не сыщешь.

Ещё одна проблема – через два года китайский станок устаревает и запчасти на него не купить, его снимают с про­изводства и предлагают новую модель. Я же свою сервисную службу гоняю по первому тре­бованию заказчика. Если у них на скважине поломка, мы в течение 48 часов уже прибыли на место и в сё починили, на­строили, подсказали.

– А если с казахстанским покупателем возник судеб­ный процесс?

– Тут всё сложно. Мы сейчас судимся с одной компанией. И даже несмотря на то что юри­сты предусмотрели все нюан­сы, заседание назначено через год. До того, как возник ЕАЭС, судиться приходилось вообще через министерства иностран­ных дел и учреждения юстиции обеих стран. Теперь МИДы из этой цепочки выбыли. Но в сё равно очень долго. Если мы строим единое экономическое пространство, сроки прохож­дения всех этих процедур тоже должны быть едиными.

– А чем лучше для бизнеса, например, в Оренбургской области?

– У нас есть очень достой­ная кузница кадров. Я нашёл в Оренбургском государственном университете классных моло­дых инженеров. В Азии инже­нерной школы практически нет. И найти там классного специ­алиста – большая проблема.

У нас реально работают программы государственной поддержки бизнеса. Их около 50 – и федерального уровня, и регионального. Помогают составить грамотную презен­тацию, собрать документы и получить компенсацию части затрат. Наше предприятие бла­годаря поддержке областного правительства получило 1 20 миллионов рублей от Фонда развития промышленности.

Работать в рамках ЕАЭС ста­ло гораздо легче. Например, сняли таможенные сборы. Про­цедура значительно упрости­лась. Раньше я везу, например, вагон труб бурильных, их в се досматривают. Каждую. А у меня сроки поставки, контракт. Теперь такого нет.

Я бы сказал, что создание структур Евразийского эконо­мического союза, работа на д внутренними документами, правилами и законами идёт не­ожиданно быстро. Это вселяет надежду на то, что мы будем полноценно работать с нашими партнёрами уже в совсем ско­ром будущем. Работать вместе и так, как всем удобно и выгодно.

 

Беседовала Елена Черных

*Организация, запрещённая в РФ

Новости
все новости