$ 61.34 € 71.80
16+
24 мая 2018, 09:17

ГОСТ благословенный

Осталась ли совесть у производителей, мясо в колбасе и воля у государства?
05.07.2017, 11:32

Фото: RG.ru

Невероятно, но факт: шаманы и экстрасенсы в России теперь установленного образца. Сертифицированные, как производство. Документ, подтверждающий качество паранормальности «специалиста», выдаёт государственный орган.

И даже если бы этот самый орган не захотел выдавать шаманам документа, он не имел бы такого права. Обязан. Таков российский закон. Точнее, это даже ряд всевозможных нормативных актов, прописанных в разных кодексах.

Честно говоря, выражение «сертифицированный шаман» звучит так же нелепо, как «молокосодержащий продукт».

И, чтобы сохранить остатки разумного на этом безумном рынке товаров и услуг, всякий здравомыслящий покупатель в магазине просто ищет упаковку, на которой написано «ГОСТ». Вот она – тихая гавань, проверенная советской системой. Но оказывается, что и тут нас могут обмануть.

Об этом говорим с Сергеем Бойко, директором ФБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний в Оренбургской области».

 

Дегустация

– Хотите кофе? – спрашивает директор. – Мы с вами сейчас экспертизу проведём.

Первая чашечка сварена как положено. Кофе молотый, чёрный. После него рецепторы водой полощем, освобождаем для восприятия нового вку­са. Вторая чашечка – сыпучий продукт из стеклянной банки, который просто заливается ки­пятком. Таких в каждом офисе полно. Потому что быстро и пахнет – похоже на кофе. С пер­вой чашкой мы себя «белыми» людьми чувствовали, а со вто­рой – то ли уставшим «чёрным» работником плантации, то ли колхозной лошадью. Как ни крути, а качество – это самоува­жение. Но на стеклянной банке сыпучего продукта написано «ГОСТ». Как так?

– Увы, бизнес довольно бы­стро понял, что аббревиатура «ГОСТ» оказывается самым лучшим маркетинговым хо­дом, – говорит Сергей Бойко. – Благоговейное отношение потребителя к советскому стан­дарту живо до сих пор. И 25 лет либерализации российской экономики не вытравили из нас этого. Мне самому очень приятно видеть на улице марш­рутный ПАЗ, на борту которого красуется реклама с кровяной колбасой и надписью «Тот са­мый ГОСТ». А потребительское мышление бизнес очень чётко эксплуатирует. Присмотритесь внимательно, а не т ли на той же самой упаковке ещё и букв «ТУ»? Технические условия чаще всего лежат в основе ре­цептуры продукта. И узнать, из чего на самом деле сделан ваш кофе, очень трудно, посколь­ку ТУ защищены авторским правом. Списка ингредиентов нет нигде. Только на самом про­изводстве.

 

Девальвация качества

Когда и как вдруг случилось, что система контроля качества, столь старательно выпестован­ная советской страной, рухнула, оставив после себя лишь услов­ный рефлекс на заветные буквы «ГОСТ»? У Сергея Бойко на этот счёт своё мнение. И оно обосно­вано опытом, знанием истории и специфики:

– В 90-е годы система каче­ства ещё стояла. Рушилась эко­номика, но за тем, что сходило с конвейера, чаще всего следили. Отцы рыночной демократии и либеральной экономики за­падных стран учили нас, что рынок сам продиктует спрос. 25 лет назад нам объяснили: для того чтобы Россия стала частью западного мира и вступила в ВТО, нужно менять законы и отменять строгий госкон­троль.

Система сертификации в 2002 году была разделена на обязательную и доброволь­ную. Обязательные требования остались на откуп государству. Это требования безопасности. Государство отвечает только за то, что содержимое банки, на которой написано «кофе», не радиоактивно, в нём нет золо­тистых стафилококков и циа­нистого калия.

А вот вкусовые свойства и потребительские ка­чества оказались практически без госконтроля, в доброволь­ном сегменте. То есть в банке запросто может оказаться не сублимированный кофе, а пыль бразильских дорог. Если потре­битель покупает, значит, его эта пыль устраивает.

 

И шаман, и тушёнка

Разговор с Сергеем Бойко всегда содержательный и иро­ничный. Такая у директора манера. Вот бы её сертифи­цировать и распространить как лучшую практику на весь руководящий состав. Спраши­ваем: «А как же сертификат со­временного шамана? Неужели сегодня можно всё сертифици­ровать и ответственности за это никакой?»

– Зря, кстати, иронизируете над сверхъестественным. Не так уж всё это и смешно. Каж­дый в своей жизни хотя бы раз сталкивался с чем-то, выходя­щим за пределы объясняемого наукой. Я к этому философски отношусь – категория непознан­ности мира.

И – да – экстрасенсы сегодня могут быть сертифи­цированы. Есть определённые требования Росстандарта, есть порядок действий, необходимых для получения документа, под­тверждающего качество. Люди, которые участвуют в проекте «Битва экстрасенсов», собрались и решили, что могут соответ­ствовать требованиям госструк­туры. Решение об участии в процедуре добровольной серти­фикации может принять любое, например, профессиональное сообщество.

И у них будет свой сертификат установленного образца. Насколько от этого радостно нам, покупателям? Ду­маю, объяснять не надо. Нам от этого настолько грустно, что мы любим знак ГОСТ на упаковке, даже если он не самый настоя­щий и уж точно не «тот самый».

 

Эксперимент

Центр стандартизации и ме­трологии проводил ряд экспер­тиз по проверке качества про­дуктов с маркировкой «ГОСТ». Первой была тушёнка. Разных производителей, из разных регионов, но всегда из рознич­ной сети, доступной любому покупателю.

Из 10 образцов, купленных экспертами в мага­зине, только орская тушёнка оказалась действительно ка­чества ГОСТ. И то прошла по нижнему пределу допустимого отклонения от норм.

Осталь­ные образцы даже отдалённо не подходили под требования. Дважды отдавали образцы в лабораторию. Для верности результатов.

И дважды оказыва­лось, что ни тушёная говядина, ни сливочное масло, ни хлеб, торты, пицца, суши не соответствуют требованиям того самого стандарта, который так настойчиво предлагался поку­пателям на упаковке.

А ГОСТ-то ненастоящий!

 

Итог эксперимента

По мнению Сергея Бойко, суровым экспериментом на самом деле были эти 25 лет либерализации экономики. Такие потери государственная система качества могла понести только в случае мощнейшей экономической диверсии.

Соб­ственно, именно этим терми­ном Михаил Фрадков, бывший председатель российского пра­вительства и бывший директор службы внешней разведки, назвал отечественные попыт­ки вступить в ВТО и отменить обязательную сертификацию.

В 2007 году его не послушали. В результате сегодня в режиме санкций мы постоянно говорим о необходимости сохранять эко­номический суверенитет.

На сегодняшний день в Рос­сии действует 1200 доброволь­ных систем сертификации. Ни одна из них не гарантирует качества и безопасности потре­бительских свойств продукции настолько же полно, как это было с советскими ГОСТами.

 

В связи с этим. . .

Для того чтобы вернуть рос­сийской продукции доверие потребителей, Росстандарт решил внедрить Национальную систему сертификации (НСС). Как пилотный проект она нач­нёт работать в семи регионах страны.

Только производители, которые согласятся участвовать в НСС, будут иметь право ста­вить на свою продукцию знак качества – РСТ.

Доброволь­ное согласие будет означать, что эта продукция НА САМОМ ДЕЛЕ СООТВЕТСТВУЕТ ГОСТу. Уполномоченный государством орган будет осуществлять про­верки предприятия, продукции, поставщиков, технологических циклов. Схема оценки качества продукции будет такой же стро­гой, как в Советском Союзе.

Оренбургская область смогла войти в проект, поскольку наш ЦСМ достаточно оснащён техно­логически, имеет необходимое количество квалифицирован­ных сотрудников и аккредито­ванную лабораторию.

Более 40 предприятий нашего региона уже согласились пройти этот строгий контроль.

В следующем году практика НСС будет распро­странена на всю страну.

 

Прямая речь

Сергей Бойко, директор Оренбургского ЦСМ:

– Почему такое доверие советским ГОСТам? Потому что в Советском Союзе существовала строжайшая система контроля и надзора за качеством продукции. И у производителя было понимание неотвратимости наказания за плохое качество продукции. Сегодня аналогичный подход будет возрождён Росстандартом на базе сертификата НСС. Сертификат должен реально гарантировать качество, а не быть просто бумажкой, купленной в Интернете. Для этого орган по сертификации должен быть государственным, а не частным.

 

Елена Черных

Новости
все новости