$ 66.56 € 75.46
16+
14 августа 2018, 23:03

Веточка карагача

Сто лет назад родился Морис Дрюон
13.04.2018, 13:32
Морис Дрюон: «Для человека, который прожил почти век, сегодняшнее посещение родных мест является венцом его жизни».
Фото: Google Images

Дом на углу

Тёплым солнечным осенним днём 2003 года классик французской литературы, член Французской академии, лауреат Гонкуровской премии, кавалер Ордена Почётного легиона, экс–министр культуры Франции, чьи книги из цикла «Проклятые короли» в Советском Союзе люди доставали всеми правдами и неправдами, Морис Дрюон с толпой сопровождающих шёл по Оренбургу. 

Подошли к двухэтажному дому по Комсомольской, 18, это угол с улицей Кирова. Двухэтажный особняк с восемью окнами по фасадному этажу. Синие и зелёные керамические вставки–кирпичики выделяют его среди старых оренбургских особняков.

Французский гость остановился. Впечатление было такое, что Дрюону гены подсказали: «Это дом твоих предков». Фантазия писателя и историка рисовала ему: прадед по материнской линии Антон Леск, купец первой гильдии неспешно садится в пролётку, чтобы ехать по делам в принадлежащий ему первый оренбургский универмаг.

Его дочь и зять – оба врачи, у них «домашняя практика», тут же, в этом доме. Свадьбу они сыграли в оренбургской синагоге. Их маленькому сыну Лазарю, в будущем прекрасному актёру, сыгравшему Гамлета, предстоит стать отцом Дрюона, по русской традиции Мориса Лазаревича.

У дома сейчас два карагача, жизнестойких, как вся эта большая семья. Изысканный парижанин с неизменной сигарой и тростью Морис Дрюон потянулся, отломил веточку. Серо–зелёную, с жёсткими пыльными листьями. И сунул её в карман пиджака от дорогого портного рядом с надушенным шёлковым платочком. На память. Наверное, в его французском доме эта веточка хранилась потом, как дорогая реликвия.

А карагач – символ стойкости. Наше, оренбургское дерево, выдерживающее жару и мороз, безводье и ветры. Все невзгоды вынесла и эта семья.

 

Здравствуй, Франция!

Кессели–Лески были вынуждены покинуть Россию. И стали славой и гордостью Франции. Редкий случай: Морис Дрюон и его дядя Жозеф Кессель стали «бессмертными». Такой титул носят в этой стране талантливые счастливцы, избранные в члены Французской Академии. Дядя Жозеф был боевым лётчиком, воевал в первую мировую. Прогремел романом «Экипаж» и повестью «Сибирские ночи». В благодарственной речи при приёме во Французскую академию он сказал: «Вы принимаете в Академию русского, и даже еврея, чтобы прославить на тысячу лет».

Оба не были писателями не от мира сего. Они участвовали во французском движении Сопротивления. В 1943 году вместе написали французский текст «Песни партизан», которая в мгновение ока стала гимном Сопротивления, таким же известным в Европе, как «Тёмная ночь» в Советском Союзе.

 

Здравствуй, Россия!

Морис Дрюон (Дрюон он по фамилии отчима) всем сердцем любил Россию. Вместе с супругой Мадлен проделал на автобусе путь Наполеона через Брест, Минск, Смоленск, Москву. Неоднократно бывал в Санкт-Петербурге, в Ясной Поляне. Но ему всегда хотелось в Оренбург.

Мечта сбылась, когда наш знаменитый земляк Виктор Черномырдин пригласил его с собой в свой самолёт.

В Оренбурге было знакомство с городом предков, встречи с читателями и посещение музеев. Была поездка в Чёрный Отрог на родину Черномырдина и общение со студентами, изучающими французский…

85–летний член Французской Академии мужественно воспринял шквал гостеприимства, обрушившийся на него в Оренбурге.

По возвращению на родину он написал в своей колонке в «Фигаро» статью «Возвращение в Оренбург».

Виктор Черномырдин и Морис Дрюон в Оренбурге, 2003 г.

 

В год юбилея Оренбургский благотворительный фонд «Евразия» и Оренбургское книжное издательство имени Г. П. Донковцева подготовили две новинки – «Морис Дрюон и Жозеф Кессель: Российские корни» и первый перевод на русский язык повести Кесселя «Сибирские ночи». Презентация книг прошла на Парижском книжном салоне. У российского стенда собралось немало поклонников.

Большой разговор о писателях пойдёт в Москве послезавтра в крупнейшем книжном магазине страны – ТД «Библио-Глобус», на улице Мясницкой. Здесь ожидается и поклонница творчества Мориса Дрюона – посол Франции в России госпожа Сильви Берманн. Специально для юбилейного вечера записано интервью с экс–министром культуры России, ныне послом России в Ватикане Александром Авдеевым – он стоял у истоков исторических приездов Дрюона в Россию. Прозвучит с экрана и удивительный рассказ самого мсье Дрюона – о российских корнях, о создании знаменитой «Песни партизан», о любви…

Почта России и АО «Марка» планируют провести памятное гашение маркированного конверта, выпущенного к 100-летию Мориса Дрюона тиражом один миллион экземпляров.

 

Цитаты

«Оренбург» для меня звучит как бесконечная поэзия. Очень хотел бы познакомиться с городом, пока Господь оставляет мне ещё некоторые силы».

 

«Оренбург встретил меня как своего сына, вернувшегося в родные края. Нас с женой завалили подарками… Приёмы следовали один за другим, до шести в день, нас привечали неизменно за накрытым столом… К счастью, водка в Оренбурге – одна из лучших в мире благодаря чистоте воды. Некий атавизм, вероятно, позволил мне выдержать этот режим».

 

 «Город – он как дерево, которое растёт, а когда его спилишь, то на срезе видны годовые кольца. Если на вертолёте подняться над городом, то глазами Бога можно различить это развитие. Я увидел три Оренбурга: его окрестности и окраины с высотными домами, среднюю часть – с домами в три–четыре этажа и историческое ядро – там, где некоторые дома уже ушли окнами в землю. Я познакомился с жизнью в Оренбурге в её разных аспектах. Я могу оценить вашу архитектуру. Я видел, сколько всего сохранилось: эти старинные разноцветные дома с белыми окошками… Берегите их!»

 

В интервью оренбургской еврейской радиопередаче «18», отвечая на вопрос о том, сохранились ли в его сознании еврейские традиции, обычаи или язык, он ответил:

«Я – католик. Из еврейских слов знаю «шалом». В Оренбурге мне очень понравилось соседство бок о бок православных храмов, синагоги и мечетей. Желаю всем слушателям вашей программы жить в мире и дружбе со всеми народами и конфессиями многонационального Оренбуржья».

 

 «Сегодняшний Оренбург с полумиллионным населением сохраняет своё очарование. Красивые неоклассические дворцы города находятся по соседству с улочками с деревянными домами, окна которых, кажется, являются воплощением вечной России. Я возвращаюсь из Оренбурга, который меня соблазнил, восхитил и покорил. Часть моих предков жила там, и я решил отправиться туда. Оренбург стал как бы последним местом моего паломничества перед тем, как я покину этот мир».

 

Вильям Савельзон

 

Новости
все новости