$ 62.22 € 72.47
16+
26 мая 2018, 05:23

Имеющие глаза да увидят

Бери друзей, беги в музей
17.05.2016, 13:11
Памятники древнерусской иконописи и живопись досоветского периода это пласт такой глубины, досконально изучить который всей жизни не хватит, но что может помешать к этому стремиться?
Фото: Алексей Гуньков

Для оренбуржца Артура Давыдова ходить в музей — не развлечение, а самая настоящая работа. В последние 8 лет он служит в областном музее изобразительных искусств, до этого трудился в областном краеведческом. Но Артур Моисеевич считает, что ходить в музей — работа не только для штатных музейных работников, но и для любого посетителя.

- Это по телевизору всё просто — кадры быстро сменяют друг друга, текст незатейлив и максимально упрощён для понимания, и под рукой послушный пульт: щёлк — и незачем напрягаться, - рассуждает Артур Моисеевич. - А произведение искусства открывается не сразу и не каждому. В музее происходит работа - глаз, ума, души. Чтобы полотно с тобой заговорило, в музеи, на выставки, в галереи нужно ходить часто. И не ради богемной тусовки, а для того, чтобы смотреть - много, долго и внимательно. И только лет через 5 имеющий глаза начинает по-настоящему видеть.

Конечно, на первых порах хорошим помощником посетителю становится экскурсовод, но подготовленному зрителю в идеале он уже не нужен.

Артур Моисеевич знает это по личному опыту. С малых лет чуть не каждые выходные бабушка водила их с братом-близнецом по музеям. А мама, мечтавшая стать искусствоведом, собирала дома открытки с репродукциями мировых шедевров. Бабушка - журналист, папа — врач, мама — библиотекарь. В такой интеллигентной среде и не захочешь да разовьёшь художественный кругозор.

- К слову «интеллигентный» бабушка предъявляла особые требования, - вспоминает Артур Моисеевич.

- Она считала, что человек не может себя считать интеллигентным, если, например, не знает несколько иностранных языков.

И поэтому нам она говорила: «Мы не интеллигенты, мы просто стремимся быть культурными людьми».

Вслед за бабушкой, Юлией Глушковой, оказавшей, судя по всему, заметное влияние на личность Артура Моисеевича, сам он предъявляет повышенные требования не только к слову «интеллигентный», но и к слову «искусствовед». Правда, памятники древнерусской иконописи и живопись досоветского периода — пласт такой глубины, досконально изучить который всей жизни не хватит, но что может помешать к этому стремиться? Разумеется, оказываясь в крупных городах, первым делом Артур Давыдов посещает художественные музеи, интересуется не только иконописными коллекциями, но и произведениями русских и зарубежных художников, графиков, скульпторов…

Самые сильные впечатления на оренбуржца произвели иконописные шедевры Великого Новгорода.

- Я стоял перед «Троицей» Феофана Грека (это фреска церкви Спаса Преображения в Великом Новгороде) и чувствовал себя необыкновенно, словно впервые ощутил себя по-настоящему русским человеком, причастным к событиям русской истории и культуры.

Разумеется, старшему научному сотруднику оренбургского музея  изобразительных искусств хотелось бы побывать и в парижском Лувре, и в мадридском Прадо. Давыдов зритель искушённый, мог бы оценить и особенности живописи, и в целом экспозицию, но, увы, зарплата работников сферы культуры и искусства у нас пока ещё слабое звено. И в музеях сегодня работают такие энтузиасты и бессребреники, что их самих впору в музее показывать.

Новости
все новости