$ 66.14 € 77.64
16+
24 сентября 2018, 12:59

Реставратор

20.09.2017, 15:23
Сын знаменитого отца – Рашида Асаева, заслуженного художника России – Тимур, живописец-педагог по образованию, несколько лет искал свою нишу.
Фото: Лариса Морозова

Есть специалисты, о которых в силу редкости ремесла принято говорить: на вес золота. В отношении Тимура Асаева это особенно уместно – ведь он специалист по позолоте.

 

Примагнитило

Сын знаменитого отца – Рашида Асаева, заслуженного художника России – Тимур, конечно, всегда имел пример для сравнения. Закончив Оренбургское художественное училище, живописец-педагог по образованию, он несколько лет искал свою нишу и дело, которое позволило бы увлечься по-настоящему.

- Как у нас говорят, «Я занимаюсь этим недолго – всего 10 лет», - рассказывает он. – Сусальное золото – материал исключительный, мало кто может работать с ним на профессиональном уровне. Тут опыт особенно ценен. Таких, как я, в Оренбурге единицы. И все мы в постоянных разъездах – по заказам и командировкам. Хотя и здесь у меня были объекты: зал тожеств правительства Оренбургской области, Троицкая церковь, частные интерьеры.

Какая у вас возникает ассоциация с праздником Нового года? Спорим, я угадаю: бой курантов. Как раз эти знаменитые монументальные циферблаты и реставрировал Тимур в одной из таких поездок. И это был один из самых сложных заказов. Во-первых, из-за значимости объекта. Во-вторых, потому что понадобилось срочно наработать навыки промышленного альпиниста. В-третьих, потому что память постоянно приходилось тренировать: представляете, как досадно, забравшись на высоту 68 метров, вдруг обнаружить, что ты забыл один из необходимых инструментов?

 

Характерный металл

- Золото особенный материал ещё и потому, что словно обнаруживает внутренние свойства объекта. Придаёт благородство тому, что действительно достойно внимания и мастерства, и превращает в настоящую пошлость помпезность и демонстрацию богатства. Если золото применяется только для того, чтобы продемонстрировать превосходство владельца, это будет смотреться дёшево. Вот такой закон, ничего с этим не поделаешь, - рассказывает мастер реставрации.

Этот особенный материал продаётся в виде тонких листов, переложенных в особой книжечке пергаментом и замшей. Толщина такого листочка несколько микронов, сквозь него свободно просвечивают и солнце, и обычная бытовая лампочка. 950-я проба обеспечивает исключительную живучесть и стойкость изделиям. Ведь золото – металл инертный (потому его и называют «благородный»), в реакцию вступает лишь при определённых условиях, окислению не подвергается.

Эти самые книжечки с золотыми страничками приобрести можно по весу – от 1 грамма. Книжечка весом в 4 грамма стоит на рынке в пределах  16 000 рублей. Застелить листочками можно участок площадью ровно в 0,5 квадратных метра. Представляете, на купол собора Василия Блаженного площадью 250 квадратных метров ушло всего лишь 2 кг 400 гр чистого золота! Понятно, что сбыть такой материал на чёрном рынке не представляет никакой сложности.

Разумеется, при такой исходной стоимости материал обнажает не только сущность объектов, но и людей, с ним соприкасающихся. Это одна из причин, почему в профессии многие не задерживаются. А у бывалых мастеров случаются иногда свои причуды. Например, при распаковке каждой новой книжечки съедать первый листок – «на удачу».

 

По неизведанным тропам, или Профессиональное отношение

- Да, по рождению я мусульманин. Многие видят в этом парадокс – ведь чаще всего сусальное золото применяется в объектах православной религии, в иконах… реже – в интерьере. Но я смотрю на все заказы профессионально, не «нагружая» их идеологией. Это просто работа, которую я люблю. И стараюсь относиться к ней тщательно и профессионально. А ещё помимо точного математического расчёта здесь важна готовность делиться с теми, кто в твоей профессии. Поэтому, получая на реставрацию икону, я выполняю только свою часть работы. И приглашаю художника. Потому что если я начну заниматься живописью, то он будет работать по сусальному золоту, - улыбается реставратор.

- Иногда бывает, что ловишь себя на мысли: ну вот как могло получиться, что я здесь оказался? А  занесло вот так на куранты: несколько раз был на Соловках, восстанавливал храмовый комплекс. Это очень страшное место. Там в сталинские времена была ссылка для смертников. В 20-е годы буквально на костях человеческих ставились 5-этажные нары. Перегоняли осуждённых с материка на место по замёрзшему морю. Представьте – 70 километров?! Какое там сбежать! Знаешь, что на смерть верную ведут, а никуда не деться.

Итак, самый сложный заказ – куранты, самый эмоциональный – Соловки. А самый странный? Сифон от ванны в частном интерьере. Просто нержавейка не вписывалась в фон роскошной мозаики туалетной комнаты… «Сложно чувствовать себя художником при таком объекте, конечно. Но мы же профессионалы. К тому же, может, это явление временное – набалуются люди такими возможностями, станут вкладываться во что-то более серьёзное. Надеюсь, по крайней мере», - говорит Тимур.

Лариса Морозова

Новости
все новости