$ 66.61 € 78.35
16+
21 сентября 2018, 16:56

Крутил романы, жил полной жизнью

Такой близкий, по-человечески понятный Оренбург позапрошлого столетия
30.08.2018, 10:09
Так выглядел дом адвоката Городисского в конце ХIХ века
Фото: Из открытых источников

Каких-то пару сотен лет назад это был совсем другой город: большие модные дома, улицы, мощённые камнем. Его строили на века, ему прочили великое будущее, поскольку был он торговым центром и военным форпостом, носом государственного фрегата, врезавшимся в азиатскую степь. С третьей попытки Оренбургу нашли правильное место и сразу принялись укреплять. Не только камнем, но и людьми. Здесь кипела жизнь, сюда приезжали большие государственные люди. И – да, город был весьма куртуазен.

 

Был как Фандорин, только Городисский

Вторая половина XIX века, в офицерском собрании в разгаре карточная игра. Хрусталь и бархат на столах, а за столами – праздная болтовня дворянских отпрысков. Один из бравых офицеров принялся рассказывать о том, как закрутил роман с прелестной девушкой. Она гуляла со своим «папа» в Зауральной роще, ветер унёс её шляпку. Молодой поручик поймал уносимое ветром сокровище – с того всё и началось. Подробности грозили девице крушением репутации. И как только в хмельную офицерскую голову пришла мысль озвучить фамилию девицы, из-за соседнего стола поднялся молодой господин Городисский. Евсей заявил, что офицер - хам, человек бесчестный. Нетрудно представить, как вскочили на ноги карточные игроки, как смолкла музыка, разбился хрустальный фужер. Но драки не было. От дуэли Городисский отказался. Сказал, что не станет стреляться с человеком, который вскорости отправится служить на Камчатку. Болтливый и вправду был отправлен в дальние края. Городисский водил обширные связи. Он был блестящий адвокат, редактор газеты «Оренбургское слово». Евсей Городисский во многом напоминает персонажа романов Бориса Акунина. Наш Городисский был таким же симпатичным, загадочным, умным, как Эраст Фандорин.

 

Пузырьки шапмпанского

Журналист и поэтесса Вера Арнгольд эти истории собирает много лет в архиве, с газетных страниц дореволюционного Оренбурга, у краеведов. И через призму собственной души превращает сухие строки в тёплые человеческие, страстные, такие понятные и близкие городские легенды:

- Я считаю, без легенд город не живёт, не дышит. Кто станет слушать экскурсовода, который говорит, как протокол зачитывает? А рассказы о любви, о судьбах, о людях – как пузырьки шампанского, - делится Вера. Её прогулки по городу начинались как дружеские вояжи. Просто несколько добрых человек решили пройтись по Советской, посмотреть, вспомнить. Сегодня Вера и её соратники водят полноценные экскурсии не только по городу. Перед всеми желающими раскрываются «дворянские гнёзда» Оренбургской губернии. А история Городисского – одна из самых загадочных…

 

И женщины его любили

Нет документов о том, откуда он прибыл. И нет свидетельств о том, куда исчез. Адвокат Евсей Городисский прославился, выиграв в суде громкое дело о «хивинских сокровищах». Из дома богатого купца пропали очень ценные вещи, антиквариат. Они обнаружились у сына другого купца. Но молодой оренбуржец уверял, что купил всё это на базаре у хивинских торговцев. В высшем обществе Оренбурга был скандал. Евсей Городисский способствовал возврату ценностей хозяину. Кстати, заступничество за честь девицы также сделало ему доброе имя, и он стал вхож во многие дома.

Евсей был модным молодым человеком, любителем технических новинок. Носил редкие по тем временам английские часы, которые отбивали точное время. Его дом – тема отдельного исследования. Помимо того что это был великолепный особняк со спящими львами, башенками, огромными окнами на углу улицы Введенской, многие знали о том, что в доме якобы есть подземный ход, в котором, говорят, был проложен путь для электрической вагонетки. Там адвокат катал своих дам. Он не был женат, но женщины отвечали ему взаимностью. Подземный ход вёл на соседнюю улицу. Скептики считают, что всё это выдумки, мол, тоннель – всего лишь часть коммуникаций. Но любому, кто видел это сооружение, станет ясно, что никакой воздуховод не может быть настолько широк, и уж точно ему нечего делать на соседней улице.

Роскошные фрески на стенах, богатейшая лепнина украшали залы. Они сохранились даже в советскую эпоху. Амуры, нимфы, копии картин великих художников и даже портрет самого Городисского в образе «Белоруса» Ильи Репина. Роспись стен осталась нетронутой даже тогда, когда в доме разместилась детская поликлиника. Увы, всё это скоро исчезнет. Пару лет назад исторический памятник выкупило Русское географическое общество. Началась реставрация. Но работы были остановлены решением суда по настоянию прокуратуры в связи с нарушением правил реставрационных работ. Дом ветшает, каменные львы исчезли. И эта потеря для города «О» огромная и очень болезненная. Увы, далеко не единственная. Не все дома семьи Тимашевых удалось сохранить до наших дней.

 

Ей Пушкин писал в альбом

Оренбург всегда был военным городом. Тут была крепость, столица казачьего войска, тут было кавалерийское училище. Дамам города «О» оставалось только писать томные письма и в воздух чепчики бросать. Тимашевы были людьми государственными. Им принадлежали богатые дома не только в Оренбурге, но и в Москве и Санкт-Петербурге. За наследника громадного состояния Егора Тимашева, 26-летнего ротмистра, вышла замуж 17-летняя Екатерина из рода Загряжских. Это был брак по любви. Она утончённая, великолепно образованная. В Оренбург приехала уже молодой матерью. Егор Николаевич отправился воевать, но молодая Тимашева не чувствовала себя в нашем городе как в ссылке.

При губернаторе Перовском светская жизнь Оренбурга была более чем насыщенной. Сама Екатерина пишет стихи. Её как равную признают поэты-мужчины. Она далеко не салонная, жеманная мещаночка. Но то было военное время. В долгих командировках её супруг меняется. Он потерял в войне с Наполеоном брата, стал суров, и светская жизнь не влекла его вовсе.

После войны 1812 года Егор Тимашев становится атаманом Оренбургского казачьего войска. Казалось бы, вдали от столичного шума могли затянуться душевные раны, нанесённые войной, могло быть семейное счастье с нежной супругой. Но Егор снова пропадает в разъездах. Территория казачьего войска огромная. В 1820 году супруги Тимашевы поссорились. Екатерина по мартовской распутице, взяв с собой детей, уезжает в Петербург. Егор же бросается в бурный роман с Надеждой Вейман, «дочерью гувернантки каких-то Нарышкиных».

Во все века люди одинаково страстны. Слёзы радости и горести текут вне зависимости от политических режимов и традиций воспитания. Но не всякие чувства гаснут вместе с жизнью. Тимашевы оставили Оренбургу богатое наследство. В доме полковника жили губернатор Перовский, в его стенах бывал императора Александр I, поэты Алексей Плещеев, Тарас Шевченко. Сегодня этот дом с мезонином видит каждый, кто ходит по Советской. Его номер 32.

Екатерина после расставания с мужем вела достойный образ жизни. Писала стихи сама. И ей посвящали свои стихи Пушкин, Языков, Баратынский… «Царица Тимашева» называли её великие поэты.

 

Любовь сквозь века

Истории старого города всё дальше от нас. Архитектура Оренбурга блестящего XIX века ждёт бережного обращения. Многие дома исчезают, и даже не потому, что нет денег на реставрацию. По-прежнему не перевелись в оренбургских степях богатые и знаменитые. Есть и светское общество, есть и «купцы». Но меценатов среди них не так много. Двухэтажный Оренбург, украшенный лепниной по фасадам, потихоньку уходит в небытие. На месте добрых, атмосферных, переживших революцию и перестройку домиков возникают помпезные офисные высотки или торговые центры. Архитектурная гармония камня сметается мёртвым пластиком и бетоном. Современные «купцы» заботятся об успешном бизнесе. Впрочем, это отдельная тема…

 

Светлана Сергеева 

Новости
все новости