История с раскосыми очами

В Оренбургском районе на днях сделаны уникальные археологические находки. В савроматских курганах обнаружены не встречавшиеся ранее артефакты, а также необычные виды захоронения древних кочевников.

 

Аркадий и другие

Площадь, на которой ведутся раскопки, похожа на строительную площадку. Распаханная бульдозером почва сдвинута на края, обнажённую глиняную подушку скребут лопатами несколько загорелых парней в пыльных кепках и банданах.

— Что находим? Да бронзовые наконечники от стрел, их тут много, — откликаются на приветствие ребята. – А вам, наверное, интереснее будет вон там, где откопали воина.

Студенты исторического факультета Оренбургского педуниверситета показывают на дальний край площадки, где их коллеги столпились возле небольшого котлована.

На дне ямы человеческие кости – полный скелет, правда, без ступней. На бедренных костях поперёк полуразрушенный меч, похожий на кинжал.

— Это захоронение знатного воина, с ним оружие, рядом конские кости, — поясняет заведующая археологической лабораторией кандидат исторических наук Лидия Купцова, руководитель экспедиции. — Ступни у него когда-то отъели сурки — этому захоронению две с половиной тысячи лет.

В отличие от других захоронений, где меч-акинак вложен в руку воина, этот лежит по-особенному. Почему? Одна из загадок, которую предстоит разгадать.

Археолог рассказывает, что под тремя курганами были обнаружены останки ещё нескольких воинов. А также группа из десятка человеческих скелетов, взрослых и детей, которые были почему-то накрыты брёвнами. Откуда в голой степи, в десятке километров от современного посёлка Чкаловского, в ту пору взялись деревья – ещё одна загадка.

Скелет безвестного воина, которому студенты, по обычаю археологов, дали современное имя Аркадий, после тщательных измерений поднимают наверх.

— Кости отправим на антропологическую и радиологическую экспертизу, — говорит ведущий инженер лаборатории Елена Крюкова. – Артефакты из захоронений уже доставлены в лагерь экспедиции, там есть много интересного.

 

Месяц открытий

Археологи из педуниверситета отработали в экспедиции почти месяц. На ветру и солнцепёке. И в лагере у них всё по-спартански: полевая кухня, поленницы, палатки на берегу Бердянки.

Нас приглашают в главную, так называемую камеральную, палатку. Входим, невольно затаив дыхание. Здесь в обычных картонных коробках разложены свидетельства тысячелетней истории присутствия в южноуральских степях кочевого воинственного народа.

Руководитель экспедиции один за другим извлекает их: жертвенники из камня-песчаника, украшенные орнаментом – фигурами реальных и фантастических животных.

— В этих каменных чашах, скорее всего, готовили ритуальные краски для татуажа или яды для стрел, — говорит Лидия Купцова. – Смотрите, в фигурах кроме степного волка и козлов-архаров чаще всего встречается мифический грифон.

Археолог показывает предметы, свидетельствующие о высоком искусстве ремесленников бронзового века. Браслет, набранный из стеклярусных и фаянсовых деталей с позолотой.

— Бусы глазчатые берегли женщин от сглаза, — Лидия прикладывает древнее ожерелье к груди. Древние бусины с глазками смотрятся неожиданно живо и современно.

Одна из бусинок, предположительно, из янтаря. Если так, то учёным предстоит ответить, как янтарь с прибалтийских морских берегов мог попасть сюда.

— А вот этот артефакт встретился впервые, — она извлекает из коробочки бронзовую фигурку – элемент конской сбруи. – Если так посмотреть — голова барана, а повернёшь – грифон.

По значимости результатов состоявшуюся в Оренбургском районе экспедицию Лидия Купцова считает сопоставимой с открытием курганной группы Пятимары. Пятимары были открыты в 1956 году возле села Кумакского Соль-Илекского района её коллегой Константином Смирновым и дали много новых сведений о сарматах.

 

Практика с лопатой

Раскопки заканчиваются. Металлоискателями практиканты прощупывают последние валы грунта. А затем лопатами забрасывают его в разрытые траншеи. После себя археологи должны оставить ровное поле.

Скоро здесь появятся объекты инфраструктуры нефтяников, которые и помогли учёным мощной техникой, благодаря чему курганный памятник истории раскрыл свои тайны современникам.

— После такой экспедиции теория воспринимается совершенно иначе, — говорит, вытирая пот со лба, четверокурсник Тимур Шумов из Тоцкого района. – Каждый историк должен пройти эту практику. Теперь буду со знанием дела писать научные статьи, как и мои однокашники, представлю их на конференции.

На конференции в Самаре после раскопок сарматских курганов уже побывал его сокурсник Глеб Храмов. Парни, будущие педагоги и учёные, считают, что полевая практика даёт им бесценный опыт.

— Чувствуется всеобщая взаимосвязь народов, живших и ныне живущих на этой земле, — замечает один из них.

— А курганов в Оренбуржье ещё многим поколениям учёных хватит, — говорит Лидия Купцова на прощанье. – Найдутся помощники — будем изучать.

Вячеслав Войтин

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top