$ 66.72 € 75.69 11 Декабрь 2018, 04:03

Давайте же знакомиться!

Что на самом деле делает всех нас ближе?
20.11.2018, 15:43

Фото: Олег Рукавицын

В субботу, 17 ноября, в областном центре прошёл День народов Оренбуржья, учреждённый по инициативе губернатора Юрия Берга. Праздник этот самый молодой в регионе – ему всего второй год. Однако именно он стал главным этнокультурным событием года.

 

А вы с какой целью интересуетесь?

Оренбурженка Вера Даньчен­ко в конгресс-холле молла «Ар­мада», где и проходил праздник, оказалась не случайно. Говорит, увидела анонс в соцсетях, решила привести детей.

– Мы уже прошли квест, полу­чили задание прочитать стихотворение на чувашском языке, было забавно, – улыбается Вера, пока 4-летний Влад ощупыва­ет просорушку, прялку, рубель и прочий бытовой инвентарь, который привезли на выставку чуваши из Курманаевского рай­она. Вполоборота мама следит и за 8-летней дочкой Алёной – та мастерит славянскую куколку- оберег под приглядом педагогов Дворца творчества имени По­ляничко. – Раньше как-то не за­думывались, а после квеста стало интересно, что за народ – чуваши, много ли их в Оренбургской обла­сти, стали искать их на выставке, вот, нашли.

Что за народ – чуваши, уже 50 лет постигает Валентина Се­мёнова из села Михайловка Кур­манаевского района. Полюбилась русская девушка из соседней Кре­товки чувашскому парню, поженились. Так и попала Валентина Николаевна в Михайловку.

– Очень дружный, сплочён­ный народ, гостеприимный, трудолюбивый, – рассказывает она. – Кому избу поставить – всё село приходит помогать. Свадьбу празднуют, переходя из двора во двор, проводы в армию – тоже. Чужакам не доверяют, своих не выдают. Заедет кто чужой в село, спросит, как найти такого-то, ему не скажут: а ну как с недобрыми намерениями интересуется! «Задом стоял – никого не видал» – вот и весь разговор.

 

Договорились на берегу

Тем временем у стола с блюда­ми украинской кухни ажиотаж. Всем хочется попробовать сала, вареников с картошкой или творо­гом. Прислушиваюсь к разговору за трапезой. Женщины размышляют о том, сколько кровей на­мешано в их семьях и правильно ли разрешать молодым вступать в брак с представителями других национальностей или веры.

– Мне родители в молодости не разрешили за русского выйти, – вспоминает Альфия Хамидул­лина из Саракташа. – Я, конечно, переживала. А потом встретила татарина. Но поклялась себе, что детям своим разрешу, если ока­жутся в такой же ситуации.

– А у меня так и вышло, – до­бавляет Залия Ермолова. – Сама татарка, муж русский. Три снохи. Одна татарка, другая украинка, третья мордовка. В смешанных браках дети красивые получают­ся. А снох я всё равно татарским традициям учу.

– В смешанном браке можно счастливо жить, только надо на берегу договориться, какими именами детей называть, в какой религии воспитывать, – резюми­рует Маруа Бикматова. – Знаю русско-татарскую семью, там родители решили: родится маль­чик – назовём по-татарски, де­вочка – по-русски. А родились две девочки. Одну окрестили, другая мусульманка.

«Лишь бы в семье был мир, а Бог всё равно один», – приходят к выводу женщины и идут гулять дальше.

 

Дар добрососедства

Неподалёку от сцены в зале переодеваются, готовясь к вы­ступлению, детские коллективы. Парни из ансамбля «Сувенир» Адамовского района повторяют движения еврейского танца и, как водится у подростков, беспрерыв­но хохмят и толкаются.

– У нас компания: все казахи и один русский, – рассказывает 16-летний Азат Бертаев. – Дру­жим, нормально. В классе есть другие национальности. Мордва, например. А кто ещё?

– Володя – молдаванин! – под­сказывает ему друг.

– Точно. Володя – молдаванин. Серёга – немец.

В уголке, чтобы никому не мешать, разогревает руки Руслан Мустафаев. Он живёт в Азербайд­жане, преподаёт в музыкальной школе игру на национальном инструменте нагара – это тип барабана. В Оренбург приехал в гости, в здешней диаспоре его по­просили выступить.

– Хотите услышать, как конь бежит по степи? – говорит он и прикасается к инструменту, из­влекая характерные звуки топота копыт.

Руслан Магомет-Али-оглы как раз сейчас изучает возмож­ность переезда в Россию. И дру­желюбность местного населения в этом вопросе для него перво­степенна. По его наблюдениям и отзывам земляков из диаспо­ры, Оренбуржье – подходящий регион. Здесь чтут традиции добрососедства представители 126 национальностей. И это, уве­рен Руслан Мустафаев, особый, драгоценный дар.

Хлопает в такт башкирской песне оренбурженка Людмила Гах.

– Я родилась в Башкирии, – объясняет она. – Башкирская культура мне не чужая. А только что была лезгинка. Что-то потря­сающее!

Людмила Вячеславовна счи­тает, что если конфликты и воз­никают порой на бытовой почве, относить их к межнациональным неправильно.

– Лояльность народов Орен­буржья друг к другу в нашей обла­сти неоспорима, – говорит она. – А в быту, так тут всё зависит от вос­питания, а не от национальности. Я, например, недавно познакоми­лась с парнем, который никого не поучает, не делает замечаний, а выходит и сам убирает мусор там, где насорено.

 

Чтоб душа была на месте

Праздник, в программу ко­торого вошёл и региональный форум «Оренэтно», близится к концу, на сцене уже разыгры­вают призы для участников эт­ноквеста.

Что же волнует оренбуржцев разных национальностей? А всё, оказывается, просто: чтобы все были здоровы, чтобы в семьях был мир и достаток, чтобы молодёжь помнила свои корни и уважала старших…

– Дети от родного языка от­выкают, между собой не говорят, потому что в школе учатся на русском, а башкирский только факультатив, – делится Фарида Сатучина из села Мрясово Новосергиевского района. – Хоть бы до 5-го класса на башкирском учились.

– Молодёжь из села уезжает, – добавляет со вздохом её одно­фамилица и односельчанка Дания Арслановна. – Хозяйство обанкро­тилось.

 – Конечно, экономическая ситуация, финансовые трудности влияют на настроения людей, но и сложности и радости у всех нас общие, – резюмирует Геворг Саркисян, руководитель Оренбургского областного обществен­ного фонда армянской культуры «Терьян». – Не только праздники, а всё, что мы переживаем вместе, делает нас ближе.

Марина Васильева

Новости
все новости