$ 63.48 € 74.35
16+
22 июля 2018, 00:18

Потерпите, будет больно

Как любить искусство в себе, а не себя в искусстве
22.03.2017, 15:03
Надежда Величко работает в Оренбургском драматическом театре с 1978 года, сыграла более сотни ролей, награждена орденом «Служение искусству» II степени (2010 год).
Фото: Архив

Когда ты заслуженная артистка РФ, у тебя на носу юбилей, а следом бенефис, повышенное внимание СМИ обеспечено. А среди журналистов наверняка найдутся такие, кому любопытных, но не раз обкатанных эпизодов из биографии окажется недостаточно, они полезут под кожу, под маску, туда, где может быть больно.

 

Крепкий орешек

Актриса Оренбургского драмтеатра Надежда Величко в этом смысле оборону держать умеет, свой внутренний мир открывает ровно настолько, насколько сама захочет. Только что она улыбалась, вспоминая, как, учась в ГИТИСе, шлёпала по московским лужам в башмаках, которые не жалко запачкать, а в вузе переобувалась в белые сапожки на шпильке. А через минуту, когда вопрос касается самоидентификации в перерывах между ролями, переживаний «кто я сама по себе, без театра?», осаживает строго: «Сюда я вас не пущу. Это личное».

Долгая пауза, прямой напряжённый взгляд.

– Держитесь за стул? Я никто! – голос низкий, срывающийся. Снова пауза. Голос теперь чуть мягче, слова произносятся медленно и отчётливо, как на диктанте: – Никто. Пустое пространство, которое заполняется личностью моего персонажа. Я его в себя впускаю и становлюсь им. Мне важно, чтобы место не было занято, потому что иначе это будет штамп, повтор.

Как после такого заявления задать заготовленный вопрос о том, кого играть проще – аристократок или простолюдинок? И всё-таки, сыграно и тех и других немало, но кто ближе по типажу?

Надежда Павловна смотрит с прищуром, подняв одну бровь. Можно копаться в родословной, вороша семейные корни. Отец из донских казаков, по профессии лётчик, капитан ВВС. Мама – художник-модельер. И что? Дочка не может взять в руки иголку – обязательно уколется. А вяжет хорошо. Тупик.

 

Предлагаемые и предполагаемые

Зайдём с другой стороны. А что было до театра? Какой была Надя Величко до того, как научилась у умных театральных дяденек, словно сосуд, вмещать в себя любое содержание?

Всё детство занималась в драмкружке, переиграла всё, что проходили по литературе. При этом к 17 годам ещё не представляла, кем хочет быть. Пришла в театр за компанию с подружкой, чтобы той было нестрашно. Девчонки в газете нашли объявление о том, что приехавший в Оренбург с гастролями Иркутский драмтеатр проводит экспериментальный набор в своё театральное училище среди местных абитуриентов.

– Отнесись я тогда к идее стать артисткой всерьёз – ни за что бы не поступила, – качает головой Надежда Павловна. – Перемандражировала бы, осознавая важность момента, и всё испортила бы. А так меня спас элемент спонтанности и юношеского легкомыслия. Сказали: «Ну-ка, крикни, будто на другой берег Волги». Я и крикнула. Голос у меня труба иерихонская. Сказали: «Покажи нам львицу с маленьким львёнком». Уточняю: «На двух лапах или четырёх?»

Этот вопрос и решил её судьбу: раз говорит о лапах, значит, уже в шкуре львицы. Мэтры поняли, что дело пойдёт.

 

Когда в театр наряжались

И дело пошло. Одной из первых ролей по возвращении из Иркутска в Оренбург была Маша Миронова. Знакомые с биографией Надежды увидели в этом добрый знак – капитанская дочка играет капитанскую дочку. Жаль, сам папа до этого момента не дожил.

– Родители очень любили театр, так и вижу их: папа в курсантской шинели лётного училища имени Полбина, а в руке у него завёрнутые в газету мамины туфельки, – закрывает глаза Надежда Павловна. – В то время было принято приходить в театр нарядными.

Как меняется с годами отношение к театру – тема для Надежды Павловны из разряда «подкожных». Сейчас популярность набирают благотворительные спектакли, на профессиональную сцену всё чаще выходят любители – известные люди города, предприниматели...

– Если зритель это тепло принимает и готов жертвовать средства в помощь нуждающимся, значит, угадана некая потребность общества, – размышляет она. – Но так ли обязательна для этого сцена профессионального театра? Ведь для самодеятельности есть свои площадки, в домах культуры, например. Хорошо, когда дилетанты тянутся за профессионалами, но путаница с подмостками может спровоцировать и встречное движение! Меня воспитывали так: театр – храм, артист – жрец. «Священнодействуй или убирайся вон!» – это Михаил Щепкин сказал. «Умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве». А это Константин Сергеевич. Станиславского читаю и перечитываю всю жизнь.

 

Метаморфозы

Как сцена влияет на человека? Больного делает здоровым, робкого – смелым. В этом Надежда Павловна убедилась лично. И давление куда-то исчезало, и закулисное волнение.

Не многие знают, а кто-то, и узнав, не верит, что некоторые звёзды театра и кино, в том числе и голливудские красавцы, – чрезвычайно застенчивые люди. И публичную профессию выбрали как способ преодоления самих себя.

– Да! – с чувством бросает на это Надежда Павловна.

Оказывается, даже говоря: «Я никто», она понимала, что никто – это всё-таки кто-то, только в предлагаемых обстоятельствах. Кто-то больший, чем Величко-актриса или Величко мама и жена, кто-то объединяющий и главный. Именно в нём актриса черпает необходимые для разных ролей живые и настоящие качества: озорство или властность, хитрость или смелость лепить правду-матку в глаза, невзирая на последствия.

Оказывается, умеючи в закоулках собственной души можно обнаружить всё, что чувствуют персонажи, другие люди. Это как колокол, который, звоня по другому, всё равно звонит по тебе.

«Власть без совести – бессовестна! А совесть без власти – бессильна!» – кричала она в сцене Евгению Евстигнееву, которого боготворила и вне роли, как сама признаётся, ресниц бы не подняла.

Почти 40 лет подряд после спектаклей актриса мучительно рефлексирует, устраивая себе мысленные выволочки. За что? Перфекционисты и самоеды знают, что всегда можно найти за что. Но эти творческие муки – свидетельство, что в профессии она живая, а не «состоявшаяся».

 

Марина Веденеева

 

 

Цитата

Среди молоденьких девочек была и Надя Величко, мало чем отличавшаяся от других ребят, – широко раскрытые глаза, ничего не понимающие в том, что придётся им преодолевать и чем заниматься, но с горячим желанием стать повелителями человеческих душ и сердец. Щупленькая, робкая Надюша, казалось, никогда не прорвётся к тайнам мастерства, не преодолеет барьера смелости, не обретёт уверенности в себе и той нахалинки, которые так необходимы в нашей профессии… Сегодня трудно поверить, что робкая курсовая девочка Надя выросла в интереснейшую Актрису.

Виталий Венгер, народный артист РФ

Справка

Особо отмеченные работы

Раневская («Вишнёвый сад». А.П. Чехов) – спонсорская премия «ОНАКО» – театральным звёздам Оренбуржья»;

Лаура («Отец». А. Стриндберг) – губернаторская премия «Оренбургская лира», номинирована на Государственную премию РФ в области театрального искусства;

Тамара Николаевна («Между чашей и губами». А. Кутерницкий) -

«Лучшая актёрская работа года» – премия областной администрации;

Ганна («Бесталанная». И. Карпенко-Карый) – премия «Альфа» ТНК-ВР Оренбург;

Марья Москалёва («Прощальная гастроль князя К.». Ф.М. Достоевский) – премия «Альфа».

Новости
все новости