$ 66.68 € 75.72 18 Декабрь 2018, 00:50

Спасибо вам, дорогие!

Каждый раз, когда в Оренбуржье чествуют учителей – на августовке, 1 сентября, в День учителя или День родной школы, мне немного грустно.

Мои школьные учителя, дай бог чтоб они были ещё живы, остались в другой стране – вот так запросто их теперь не об­нимешь, цветы не подаришь, за чашкой чая вместе не по­сидишь.

Я росла в столице Узбеки­стана Ташкенте. Моя первая учительница Стелла Лазаревна – совсем пожилая женщина с начинающейся болезнью Пар­кинсона – научила меня вязать крючком и приучила к пятёркам. «Твоя оценка пять», – внушала она мне, потихоньку исправляя в домашней работе мою ошибочку, из-за которой по справедливости стоило бы поставить четвёрку, а потом активно ставила меня в пример остальным.

Волевым решением Стелла Лазаревна на­значала меня командиром всех октябрятских звёздочек, а класс потом изводил «командира» бойкотами. Так у меня развились синдром отличницы и способ­ность выдерживать всеобщее отвержение.

Клара Кадыровна – учитель пения. Молодая, амбициоз­ная, мечтавшая вывести наш скромный школьный хор хоть на какие-то подмостки. Как коршун она высматривала в шеренге хористов фальшивящую глотку.

И хотя интонировала я всегда чисто, но, когда она приближа­лась к моему лицу, от ужаса я вообще переставала петь, про­должая беззвучно открывать рот. Но её было не провести!

«Всем молчать, – бросала она и устремляла на меня свой палец, как пистолет: – Ты – пой одна!».

В ту минуту мне было хоть сквозь землю провалиться, но так я по­няла: мой голос важен! Каждый голос важен!

Классный руководитель Геннадий Степанович – тихий, скромный, с застенчивой улыб­кой, учитель английского языка. Однажды он оставил меня по­сле уроков и зачем-то повёл в подсобку. Показывал какие-то старые стенды, пыльные фото­графии, а затем вкрадчиво по­просил:

– Сегодня, когда твой папа поужинает и будет в хорошем настроении, намекни ему – пусть выделит школе…

Сейчас мне не вспомнить, что конкретно требовалось на­шей школе, подшефной заводу, где папа был председателем профкома. Но психологический приёмчик – не сразу в лоб вы­паливать просьбу, а дождаться подходящего момента – в жизни пригодился не раз.

Марина Веденеева

Новости
все новости