$ 66.28 € 75.14
16+
15 августа 2018, 03:03

Кто «сливает» номера?

Как попадают в частные компании наши домашние и сотовые телефоны? Почему сразу двойное правонарушение – передача и использование персональных данных человека в виде номера мобильного телефона – оказывается у нас безнаказанным?

Гражданское законодательство страны защищает нас от вмешательства в личную жизнь. Звонок с навязчивой рекламой является этим самым вмешательством.

Примерно раз в полгода на мой сотовый телефон звонит кто-нибудь из представителей частных медицинских компаний и, не представившись, начинает задавать вопросы, мотивирующие интерес к их услугам и аппаратам.

Обычно я выслушиваю всё до конца и спрашиваю, откуда у них мой номер телефона? Отвечают: «Из компьютера». Веду расспрос дальше, чувствуя, что на другом конце недовольны тем, что инициатива перешла ко мне. «Какая программа, какой ресурс вам выдал мой номер?» Собеседник явно теряется, мямлит в ответ. В заключение я прошу его назвать своё имя и фамилию. Тут – два варианта: либо разговор прерывается, либо елейным голосом мне желают здоровья и наспех прощаются.

Из этого я делаю вывод, что мои персональные данные взяты незаконно. Начинаю рассуждать: магазины по бонусной карте «сливать» номера не будут, у них нет ничего общего с медицинскими компаниями. В налоговой службе – тоже вряд ли. А вот поликлиники, паспортный стол – возможно. Если, предположим, руководитель знаком с директором частного медицинского предприятия, к тому же они бывшие однокурсницы, то кто им мешает за чашкой чая решить этот копеечный вопрос?

Помню, когда у меня был стационарный домашний телефон, то с навязчивыми медицинскими услугами звонили и туда. Однажды назвали улицу, на которой располагается медицинский центр, – Аксакова.

Утечка идёт не от магазинов, поскольку в их базе только сотовые номера.

5 июня в 14:57 на мой номер снова позвонила представитель медицинской компании. Исходящий вызов сделан с номера 8-919-853-69-21.

Как на нарушение наших гражданских прав и на навязчивую рекламу реагирует Управление Федеральной антимонопольной службы по Оренбургской области, в ведении которого как раз и находится контроль за рекламой?

Судя по тому, что такие звонки происходят сплошь и рядом, – никак.

Инна Ломанцова

Новости
все новости